Причина Розвала Польшы — Проф. А. Введенский

Однов из головных причин розвала польской державности было жестоке угнетение украинского и білорусского народов — угнетение, державшеся віками и скинене только нашов Краснов армиов — освободительницов угнетеных.

Панска Польша ХѴІ — ХѴІІІ віков и капиталистична Польша 1919 — 1939 гг. немилосердно и грубо нищили народну культуру в Білоруссии и на Украйні, преслідували русский язык, палили украинскы и білорусскы книжкы, безчестили и заливали кровью земли народов Западной Білоруссии и Западной Украины. Однако, несмотрячи на то, братскы нам народы потрафили перенести через вікы и сохранити свой родный язык и свою культуру.

Польскы паны и польскы буржуазны учены, всяческы фальшуючи историчны факты, вперто хотіли доказати, што русска культура и єй вплыв пропали в Западной Украйні ище в ХѴІ — ХѴІІІ віках. Так, в виленском музею уже в серєдині ХІХ віка всі експозиции строилися на показі только польского и литовского вещевого материала. Русский вещевый и документальный материал штучно откидали. Така сама преднаміренна сторонничость проводилася и в историчных роботах. Так, тота сама виленска группа ученых историком” выпустила в 1856 року “Собрание актов", тычащыхся Литвы с 1387 по 1710 рок, а профессор Данилович издає “Скарбницу грамот”. Оба тоты издания — яркий примір фальсификации истории для замазания роли білорусской культуры. Ту показана политична жизнь панскых верхов, но документы, говорящы о многообразной жизни білорусского и украинского народов, не даны совсім, и такым способом читателю внушатся мысль, што білорусской культуры и документов на білорусском языкі не существовало совсім. А тымчасом на білорусском языкі писалися всі королевскы грамоты Стефана Батория, Зигмунта ІІІ. и Владислава ІѴ, адресованы в Жмудь, Западну Білоруссию и другы русскы земли.

Єсли в Білоруссии и Литві в ХІѴ — ХѴ віках, а от ХѴ віка и на Украині, украинска шляхта починат частично полячитися, переходит в католицтво, засмічує свой родный язык полонизмами, а в официальных сношениях починат употребляти латинский и польский языкы, то значна часть русской феодальной классы (шляхты) на Украині ище противится натиску польской культуры и стойко держится за родный язык и в житю и в канцелярекых актах. Так, украинска шляхта Брацлавского воєводства, получивши от польского короля Стефана Батория, в 1576 року лист на польском языкі, дораз посылат королю слідующе заявление.

“Милостивый король, нарушаются нашы права и вольности тым, што из канцелярии Вашой. . . посылаются к нам листы, писаны польскым письмом. Потому мы просиме Вашу милость покорными просьбами на будуще время сохранити в цілости привилеи свободы нашой, штобы нам из канцелярии Вашой королевской милости присыланы были листы на русском языкі.”

Но єсли крупны украинскы феодалы и шляхта в части свойой отступили и, ставши здрадниками свойой народности, попали в неволю и под вплыв польской культуры, то міщанство, больша часть дробной шляхты и всьо білорусске и украинске селянство осталося вірне свому родному языку и свойой народности. Велике большинство білорусского и украинского народов долго и упорно бореся с натиском полонизации и всеціло удержує свою культуру, обычаи и родный язык.

Польскы учены не остановлялися также и перед прямом фальсификациом и перекручованьом русскых текстов там, где их текст был перекрученый по пыхі и гонору польской пануючой верхушкы. Так, напримір, польскы учены, издаючи на русском и польском языках дуже важне свідоцтво книжника ХѴІІ віка Ивана Казимира Пашкевича о силі, значимости и всеобщности роспространения русского языка, перекрутили высказувания важнійшых фактов. И. К. Пашкевич в 1621 року писал о русской культурі:

“Польша процвітає латынью (латинекым языком), Литва и Жмудь — Русчизною; без тамтой немож обыйтися Польші, без сей (т. є. без русского языка) будеш в Литві и на Жмуди — як дурак. Завдякы латинскому языку Польша в стані говорити. А Литва и Жмудь ші. Так, совсім не популярны были мысли літописця Стрыйковского, котрый писал:

“Братец литовец. . . они (бесіда о русских. — А. Введенский) не меньше тебе знамениты, што признати за ними мушены всі. Без них (без русскых) ты не в силі удержати порядок в державі, ибо русскы в своих краях живут з давных часов. В корысть русскых свідоцтва старшы. Из них же возникла и Литва завдякы єдинодушию. Литва поселилася в отечестві русскых.”

Виленский кружок польскых ученых в свойой роботі по замолчуванию и нищению білорусской культуры продалжал стару польску традицию.

Єзуиты в ХѴІ — ХѴІІ віках ище больше бесцеремонно, ганебно и грубо боролися с культуров украинского и білорусского народов, выкорыстуючи для того цілый аппарат панско-шляхецкой державной власти. Білорусский и украинский народ отповіли на єзуитский наступ ненавистьом и борьбом. Вот чом в 1569 року, коли польска королевска власть уважала за потребне “импортувати” єзуитов в Вильно, то то было сділано под покровом великой тайны: єзуитов везли в Вильно в закрытой кареті, оточеных со всіх сторон вооруженными всадниками, бо без того народ не впустил бы их в город. Єзуиты провадили свою политику под кличом: “Подбуряти русскых против русскых, штобы они вынищували друг друга.” (Єзефович ’История єзуитов”).

Єзуиты, бывшы творцами Брестской унии 1596 року, старанно поддержували и роспаляли религийну борьбу меж униатами и православными в среді русского населения. С другой стороны, єзуиты под флагом пробуждения национального сознания литовского народа нагуцкували литовцев против білоруссов, проводили массовы чисткы библиотек, вынищуючи білорусскы и украинскы книжкы, громили церковны и монастырски архивы, палили русскы архивны документы, котры указували на самостоятельне и старинне происхождение русской культуры.

Особливо отзначаючися ксьондзи, епископы и рядовы єзуиты в той геростратовой роботі, получали нагороды. Так, епископ Акакий Гроховский, котрый ціле своє житя соберал, открыто грабил русскы документы и русскы книгы для предания их огню, был щедро награжденный королем и папом. Ксьондз Б. Мацєйовский за уничтожение русской литографии и розгром архивов Білоруссии с русскым документальным материалом получил кардинальску шапку. Епископ Йосиф Залусский получил велике Вонхоцке аббатство, котре давало великы доходы, для того, штобы му дати возможность тратити великы грошевы средства на покупку русскых рукописей и книг там, где украсти их было невозможно. И Залусский покупком, крадежом, ревизиями и конфискациями собрал своє знамените книжне и рукописне собрание, при чом много русскых рукописей было ним варварскы знищено.

Завзято боролися с білорусском культуром и польскы магнаты. Один из князей Радзивиллов, по прозвиску ’Сиротка,” пустил огромну сумму грошей на придбание специально для спаления памятников украинской и білорусской письменности. Другий князь Радзивилл — гетман Януш Радзилл, взявши в августі 1651 р. на короткий час Києв, спалил весь Подол, уничтоживши и предавши огню и соборну Успенску церков на Подолі лем потому што ту хранилося з давных часов множество старинных грамот русскых князей и києвскы актовы книгы на русском языкі.

Из той среды завзятых и фанатичных полонизаторов, из католического духовества, магнатов и шляхты выходили многочисленны фальсификаторы и мастеры подлогов историчных документов. Пануюча верхушка польскых панов прибігала до фальсификации документов як для поддержания достоинства и чести шляхты в тых случаях, коли нехватало правдивых документов, так и в многочисленных случаях для управнения насильных, безправных земельных захватов селянскых земель на Украйні и в Білоруссии. Феодальне (панщизняне) право — право пясти, и одным из юридичних (правных) хитростей того права была фальсификация историчных документов.

Коли польска державность обанкротилася в ХѴІІІ вікі и Польша як самостоятельна держава перестала инстнувати, много поляков — гандляров и авантурников почало вползати в ряды русского дворянства (шляхты).

Розмножение поляков-дворян пошло с быстротов микробов. В 1861 року в Білоруссии и Литві рахувалося 317.627 дворян-панов, в тот час як по десятой ревизии (1858-59 р.) без русского языка истнувати не можут. Знай, Русь, што твои слова рознєслися по цілому світу, радуйся, русский, твои слова николи не число всіх дворян Российской империи ровналося 282.446. Такым способом, в Білоруссии шляхты было 3,56 проц. ку всему населению краю, а в цілой России меньше як пол проц. до всего населения. И не дивно, што тота масса панов-дідичов в ХІХ и в ХХ вікі обезземлювала білорусске и украинске селянство и переслідувала русску культуру на всяком місті.

В польскых шляхецкых кругах ХѴІІІ и ХІХ віков была популярна записка о выкоренению русской культуры, котра стала настольнов книгов польскых дідичов. Ту указувалося, што бунтарскы елементы, подносившися в козацко-селянскых восстаниях против панской експлоатации — білоруссы и украинцы — непреклонны в сознании свойой русской народности. Русский язык и русскы обычаи, говорилося в запискі, представляют смертельну опасность для пана дідича, для всего шляхетства. Селянин, уміющий читати русску книжку, — резерва повстанцев и, непреклонных в свойой ненависти до поляков бунтаров. Длятого селянам треба заборонити учитися по-русскы. И шляхта, паны-дідичы, почали приказувати в своих инструкциях економам и директорам своих маєтков, штобы они строго смотріли за тым, “штобы селянскы діти занималися не книжками, а плугом, сохом, боронами, ціпамі.”

Ничому не научившися у истории, паны в 1919-39 роках, так само, як и за часов многых віков, преслідували народну культуру в Западной Білоруссии, а Западной Украині, держачи, як и перше, в темноті и невіжестві народны массы, закрываючи школы, забороняючи родный язык, громячи культурны организации, обрекаючи трудящыхся на голод и жебрацтво.

Пришол конец віковым страданиям народных масс Западной Білоруссии и Западной Украины. Народы-братья освобождены великом освободительницом — советском Красном армиом. Трудящымся в Западной Білоруссии и Западной Украині, котрым віками приходилося жити, умываючися слезами, предстоит тепер нова, счастлива и радостна жизь:

исчезнут.”

Польскы учены при печатанию нароком и свідомо выкинули и в польском, и в русском текстах, слова: “без тамтой немож обыйтися в Польші, без сей будеш в Литві — як дурак”. То было сділано для того, штобы не оскорбляти польской национальной гордости.

Польска великодержавна ученость игноровала многочисленны свідоцтва о білорусской и украинской культурі в Литві и Поль-

(Проф. А. Введенский, “Известия”)


[BACK]