АНДРЕЙ ПАТРУС
Тиса и Лісы на Подкарпатской Русь — Андрей Патрус

1. Тиса.

ТИСА, НАША ріка родна, як нам не любити тебе и не гордитися тобою? Як не носити твоє имя глубоко в сердці, яко вірного свідка нашой жизни и нашой истории? Ніт, немож не любити тебе!

Каждый, у кого в груди бьется сердце вірного сына Карпатской Руси, любит тебе, як свою родну маму. В злы часы нашой народной печали ты нам давала сил, укріпляла в нас віру, што послі бури, послі мрака неправды в наше оконце загляне новоє, сияюще яркым пламенем лучшей жизни, счастья и радости, солне свободы.

Тиса! Яка ты немилосердна, бесчувственна, коли твоє корыто наполнится могучым, страшным гнівом природы! Ты усуваєш на свойом пути всі преграды и мчишся гордо вперед, як демон. Тиса, як ты умієш страшно покарати равнодушного чоловіка, котрый з дня на день откладає провести регуляцию твоих слабых берегов. Ты, розлючена, як дикий пажерный звір, нищиш його буйны, плодородны нивы, уносиш зо собою його села и доробок, и зла на його недбальство, заявляш: Вот вам, вот вам, зато што лінуєтеся урегулювати мои берегы, не хочете мі дати тото, што мні пртребне. Я и дальше, на другий раз так само з вами поступлю, оберну ваш край в руину.

Ах, Тиса! Коли заглянути, всмотрітися в твою синевату глубину, коли в часі румяного восхода посмотріти на твою гладь, то здаєся, што ты сниш и предчувствуєш, што даколи твоя огромна сила буде кормити фабрикы и заводы, буде давати соткам и тысячам людей заробок — житя.

Ой, Тиса! Сколько несчастных жертв поглотило твоє вічно голодне дно? Сколько бокорашей постигла на твоих волнах сурова рука судьбы?

Грохочет Тиса голубая
Среди высоких, диких скал.
Ревет и стонет и, рыдая,
За валом мчится новый вал ...

2. Што народ о Тис! говорит

Давно-давно на Карпатской Руси жили лем два братя. Оба они занималися скотоводством. Жили они в згоді, єден другому помагали, радилися, як пристоит братям. 

Но раз, єдного літа настала велика посуха. Три місяцы не было дождю. Источник, в котром поил свой скот єден брат — высох. Тогды он почал гнати свой скот поити в братов источник. Но його брат боялся, што и його источник высохне и они посварилися. Посварилися и пришло меж ними до биткы, в котрой єден брат убил другого. От того часу в єдном источнику вода до сегодня чорна. И так пришла назва: Чорна и Біла Тиса.

В другом народном преданию говорится: коли Бог сотворил Карпаты, то приказал архангелу Михаилу запрячи коні, взяти плуг и выорати борозду, по котрой мала плысти Тиса. Святый Михаил дораз послухал и почал свою роботу от Ясиня. Меж горами борозда вышла прямо, но коли пришли на долину, коні начали крутити за травом. Наліво, направо. И плуг орал криву борозду. Святый Михаил розсердился и натягнул коням уха. От того часу на світі водятся ослы, а Тиса на долині тече криво.


3. Чым была Тиса для нашых прадідов

Давно то было. Тепер о тых часах мало кто вспомне. Но история нас учит, што Тиса служила для нашых предков важным путем. По ней нашы предкы вывозили на долину продавати свои выробы — товары. Головно разны шкуры, як олені, медвежи, лисі. Для торговли сольом Тиса служила главным путем.

Нашы предкы плыли вниз по Тисі на специально приготовленых плотах, где варили собі істи и спали. На долині продавали свой товар и верталися дому пішком.

Тиса мала в тоты часы важне торгове значение. То доказуют замкы, побудуваны даколи над Тисом, як в Королеві, Хусті, Вышкові, с котрых до днес осталися уж лем розвалины. Также Грушево, где находилася перва типография (печатня) на Подкарпатской Руси.


4. Тиса в нашы дни

Змінилися часы, змінилися и люде, а з ними и стародавный примитивный способ жизни. Нынче по Тисі, як и по дакотрых другых ріках П. Руси, возят лем дерево. Бокоры-плоты.

Што то таке бокор? То необроблене лем частично смерекове дерево, долгы дровна, кріпко звязаны к собі деревяными мотузами — вожовками. Напереді бокора находятся дві опайчины, при помочи котрых управляют бокором. Опайчина, то не дуже грубый смерек, а на його конці, котрый зануреный в воду, прибита доска полтора метра долга, 30-35 центиметров широка. Том опайчином управляєся бокор. Напримір, треба, штобы ваш бокор плыл по правой стороні рікы. Тогды вы стаєте на ліву сторону опайчины и начинате гребсти. Цілый корпус бокора подаєся помалы на тоту сторону, на котру вы хочете.

На Тисі бокор складатся из 5—6 частей. Тогды он уж называтся плотом. На ріках, котры не в силі удержати такого тягару, бокор складатся из 2—3 частей. В таком бокорі из 2—3 частей находится 120 до 150 кубометров дерева.

По Тисі бокоры доставляются головно в Мадьярию. То обходится фирмам о много дешевше, як бы они доставляли тото дерево в Мадьярию по желізной дорогі.


5. Тяжка и опасна робота бокорашей

Неоформлене дерево нагромажуєся на берегах рікы ниже клаузуры. А клаузура — то кріпка преграда из желізо-бетона, за котром збератся вода. По середині клаузуры находятся ворота, котры открывают и выпускают сильны струи воды. А внизу уж стоят приготовлены бокоры. Вода в рікі подносится, а з ньом подносятся и бокоры.

Уж само приготовление плотов, то дуже тяжка робота. Для одного бокора треба оформити 40 до 50 бревен, 15 до 20 метров долгых. А то значит пересувати их з місца на місце групувати.

Мускулы бокорашей, як зо стали. Якбы они родилися для той трудной роботы. В дакотрых місцах бокор плыве так быстро, што люде, котры стоят на бокорі, мусят прикріпляти на свои ногы желізны подковы, штобы их вода не змыла.

Найопаснійше для бокорашей, коли вода занесе бокор, напримір, на колонну моста або коли бокоры столкнутся, перегородят путь. При подобных случаях часто приходит несчастье и людскы жертвы.

За роботу бокорашей платят слабо, єсли взяти страченый час бокороша. Часами бокораш мусит ждати три, штыри дни, штобы достати єден трудовый день. 

Напримір, дадут знати, што во вторник треба пускати бокоры, потому што приде вода. Робочы придут, ждут, но положение воды дальше таке, што о плавлению немож думати во вторник. Треба ждати до пятницы, єсли хотят переправити бокор з єдного міста на друге.

Плавление бокоров розділене на станции. То єст, бокорашы села А. везут бокор 15 до 20 километров, стают з ним на специально назначеном місті и передают бокорашам села Б., а тоты везут го дальше.

То относится к плавлению дерева на карпатскых ріках кромі Тисы. На Тисі тоты самы бокорашы везут бокор або плот от початку до конца.

За доплавление бокора от одной станции до другой бокораш получає от 50 корон выше, до 150. Зар. Плата зависит от того, сколько кубометров дерева в бокорі.

На Тисі бокораш зарабят дуже ліпше. Напримір, за доставу из Буштины в Чоп робочий получит 250 до 300 корон.

Плавление дерева по Тисі не так опасно, як по другых горскых меньшых нашых ріках.

Дерево плавят у нас на слідуючых ріках: Тересва, Теребля (котра з них найбыстрійша), Ріка и Тиса.


6. Нашы лісы

На Подкарпатской Руси лісны обшары занимают 48.5% всей площади (Праві половину территории П. Руси). Из того на державны лісы приходит 49.31% (половина всіх лісов належит державі). Друга половина лісов приватна власность або под державным управлением, лісы: земскы, урбариальны, церковны, школьны и др.


7. Лісы источник заробков карпаторуссов

Для населения Подкарпатской Руси, переважно для верховинцев — лісы єдине спасение от голодной смерти. Лісы дают йому хліб и одежу.

Верховинец — добрый лісный роботник. Длятого його увидиме не лем в лісах на Подкарпатской Руси, но и на Словакии, Моравии и в Чехии встрітиме го. Верховинцы, як и всі карпаторуссы — дуже трудолюбивый народ.

Карпатскы лісы доставляют Чехословацкой республикі передовсім шлиферы-шпалы. Шпалы бывают разны : нормальны и вицинальны. Нормальны разнятся от вицинальных тым, што они долшы и грубшы. Их употребляют под рельсы нормальной желізной дорогы. Вицинальны употребляются для узкоколейных желізных дорог.

Шпалы вырабляются просто в лісі из сурового материала. Из дуба або бука:

Зотнут бука, выберут ровну часть, без суков, розмірят, сколько треба оставити в долготу и груботу, и начинают вырабляти.

У шлиферашей для той роботы специальны сокиры: манарины и планкачы. Манарин — то сильный топор с короткым острием. Планкача употребляют лем тогды, коли шпалу треба отшлифовати. Планкач с острием до 35 центиметров долгым.

Добрый шлифераш може выробити денно 5 шпал. Зависит тоже от материала. За одну готову шпалу фирма платит 4 до 5 корон.

То дуже тяжка робота, треба цілый день зо зогнутыми плечами махати 4-5 килограмовым топором. Потребна тверда воля, выдержка и нужда, штобы выдержати на той роботі два-три місяцы за так скупу оплату тяжкого труда. Но верховинец, як взагалі карпаторусс, ко всему привыкне, лем бы да што заробити, лем бы даяк прожити.


8. Лісна промышленность на Подкарпатской Руси

Розвал австро-венгерской монархии запричинил цілковитый упадок лісной промышленности Карпатской Руси. Так продолжалося цілый рок, и лем при концу 1919 року почала лісна промышленность у нас налажуватися. Однако, груба промышленность могла возобновити свою діятельность лем 1920 року, и то лем повольно и постепенно.

С часом положение нашой лісной промышленности поправилося. Для єй поднесения были открыты специальны заводы: целулозны, токарны, фанерны, мебельны и пилы.

Нашу лісну промышленность можно розділити на дві группы. Одну группу становят державны предприятия, другу приватны предприятия. Первом группом управляют 3 великы лісны управления: в Ужгороді, Буштині и Рахові, до котрых належит много великых лісопильных заводов. Много из тых заводов было побудовано от 1920 до 1930 року и заосмотрено в машины по послідному слову техникы.

К важнійшым из тых зоводов належат: завод Балинта в Перечині, “Клотильда" в Вел. Бочкові, “Солова” в Сваляві, “Латорица", парова пила в Чинадієві и фирмы Ейсслер в Заброді. Кромі упомянутых великых заводов єст цілый ряд меньшых заводов, котры грают в нашой господарской жизни не меньше значение.

Друга группа, приватна лісна промышленность, тоже грає велику ролю. Она поширена по цілому нашому краю, найбогатшому в лісы. И тоты приватны предприятия устроєны дуже добре и могли бы перерабляти поверх миллиона кубометров дерева рочно. Но послідный кризис и неблагоприятны условия парализували малы и средны лісны предприятия так, што 80% из них застановили роботу. А великы предприятия работают лем частично.

Велику ролю в лісной промышленности П. Руси грают три заводы по дестилации дерева. Всі они приватна власность. Они перерабляют буковы поліна сухом дестилациом в химичны продукты.

Дальшым заводом по обработкі дерева єст сіркова фабрика “Вулкан”, акционерне общество в Чинадієві. Тот завод вырабят рочно 12 миллионов пуделок швабликов. Для выробу швабликов употребляют осины из карпатскых лісов.

Для ліпшого розвития лісной промыленности причинилося бы много уліпшение коммуникации, будова новых дорог, битых и желізных. Коммуникация в Подкарпатской Руси ище слаба.


9. Што говорят поеты о карпатскых лісах.

Глубокий лѣс, кудрявый и высокий,
Стоит кругом, як тихий, тихий гроб.
Тут глыбы скал роскинулись широко,
А там листвой наваленный сугроб.

Всьо спит, лишь тихий вѣтерок порою
Увянувшей листвою шелестит.
Листы падут, летят подобно рою,
Среди нѣмых, мохнатых чорных плыт.

А там вдали, в безжизненной долинѣ
Олень о чем-то жалобно ревет.
В лѣсу все похоронно плачет нынѣ.
Якая боль и горе сердце жмет?. . .

И стонет лѣс и жалобные звуки.
Кругом звенят в осѣнной тишинѣ.
Аккорды бѣд, як память вѣчной муки,
Звенят в родной карпатской сторонѣ.

Листы летят, як грустно и уныло,
Як бы весна навѣки отошла.
Як будто все уснуло и застыло.
Як будто жизнь и радость отцвѣла.

И плачет лѣс, так жутко и тоскливо
Над склонами темнѣющих Карпат.
И гнется он, як гнутся в бурѣ ивы,
И желтые листы кругом жужжат.

И тѣнь кругом, як будто дня и свѣта
Еще не видѣла сия страна.
Одной опавшею листвою одѣта.
Все, будто непробудно, спит она. . .

То лѣс тоски, унынья и страданья.
Без радости, без теплоты небес.
Глубокий лѣс печали и рыданья, —
Страны родной угрюмый, дикий лѣс. . .

Так говорит один поет о прекрасных карпатскых лісах. И дійствительно нашы ліса очаровательны. Когда чоловік очутится среди них, он испытывает такое ніжное чувство блаженства, тихой радости, он забывает о всіх жизненных невзгодах и недорозуміниях. Он тужит по вічности, потому что в карпатскых лісах он всіми своими чувствами испытывает вічность.

А другой поет воспівает нашы родны Карпаты так:

Чудесный лѣс! Лѣса и горы
В зеленой, дишащей листвѣ.
Все радуєт, плѣняет взоры,
Так сладко сердцу и душѣ!

Тут скалы гордые синѣют,
Покрыты дикою травой,
А там ручьи гремят и млѣют.
Блестят хрустальною волной.

Вот родина моя родная,
Вот мой любимый край родной!
Цвѣтет, растет, як роза мая
Отрадной, нѣжной красотой.

О, лишь тобой бы любоваться,
Моя любезная страна.
Тобой вовѣки наслаждаться,
Во вѣк, без отдыха, без сна!. . .



[BACK]