КАПИТАН
Штыри против Осмох — “Капитан”
(Перевод из испанского)

НАСТУПИЛА хороша погода. Были ясны солнечны дни. Небо было такым, якым оно быват лем в нашом прекрасном краю, — без хмаркы, бездонне, сине. Корыстаючы з благоприятных условий, нашы самолеты зробили пару удачных “визитов” в район росположения ребелянтов.

В оден такий день, коли летчикы лем-што вернулися с серьозной операции, наш отряд получил нову задачу от команды: группі самолетов поручалося вылетіти и несподівано атаковати велике соєдинение ребелянтов, сконцентровавшыхся на запад от Толедо.

Скоро девят нашых бомбовозов поднеслося в воздух зо свого аеродрома и пошли в доль рікы, направляючыся к центру скупления основных сил ребелянтов. Охраняти бомбовозы поручено было штыром летчикам-истребителям (на легких аеропланах): незмученому николи Пупорелли, отважному Пені, храброму Лакаді и незнающому страха Крисаю. Аеродром истребителей был высуненый дашто вперед от аеродрома бомбовозов. Як лем Пупорелли, Пеня, Лакадя и Крисай замітили приближение скорше вылетівшых тяжкых машин, они дораз поднялися в воздух и присоєдинилися к ним.

Через 35 — 40 минут, коли самолеты отошли от своих аеродромов на значне отдаление, мы замітили впереді чорны точны.

Осем итальянских быстроходных машин шли на высоті около штырох тысяч метров. С каждом минутом отдаление меж нами и вражескыми машинами коротилося.

Задача збомбувати скупление ребелянтов была так важна в загальном плані наступления республиканскых войск, што єсли бы нам навстрічу летіли не осем, а шистнадцет, двадцет фашистских самолетов, то и так бы нашы не отступили. Нашы штыри истребителі спішыли завязати бой з врагом, штобы отвлечы фашистов и дати своим бомбовозам возможность выполнити бойовый приказ.

Стальны птицы дрожат от напружения. И вот летящы друг другу навстрічу самолеты зблизилися. Почался горячий воздушный бой меж истребителями. Тым часом нашы бомбовозы продолжали летіти, достигли назначеной точны и начали бомбити ребелянтов.

На місті встрічы осталося 12 машин. Штыри републиканскы и осем фашистских. Штыри против осмох.

Первым почал атаку Пеня. Великоліпно націлившы, он устремился на оден с “фиатов”, с того отразу задымило. Не мал часу Пеня повернутися, як за ним погнали ище два другы “фиаты”. Видячы, што Пеня нуждаєся в помочы, на выручку йому пошол Лакадя. Фашистскы “фиаты” догнавшы отходящу машину Пені, почали єй росстрілювати. Самолет Пені захвіялся от вражеских куль. Плоскости, фузеляж обернулися в решето. Сам Пеня праві одночасно достал дві раны. Не тратячы ровновагы, он штучным маневром вырвался из боя и взял курс к свойому аеродрому. Истекаючы кровью, Пеня вюл машину. Страшным напруженьом волі он старался сохранити память. Аеродром. Самолет иде на посадку. Но от машины было взято всьо, што лем мож было взяти. Сил бракло и чоловіку и машині. Они беспомочно рухнули на землю. При упадку Пеня был откиненый далеко в сторону. Коли ку нему подбіжали, он перерываючым голосом рюк:

— Ничого . . . Всьо ничого . . . Лем я не можу встати . . .

Ногы Пені были зламаны при упадку.

* * *

. . . Билися уж лем три машины против семо х вражескых.

Летчик Локадя попал меж два самолеты противника. В руках Лакаді самолет зыскал якбы новы прикметы. Летчик круто задравшы машину, под самым носом “фиатов” перхнул в гору. “Фиаты”, не чекавшы такого маневра, проскочыли вперед, а потом, штобы знов почати преслідуваня, зробили крутый поворот. Тым часом Лакадя бил по врагу из пулимета.

Єден “фиат”, захвіялся, и якбы застыл на хвильку, перевернулся на плечы и почал падати долину. Осталися три нашы машины против шестьох. На зміну збитому “фиату” прилетіл откальси другий самолет. Штучно маневруючы, Лакадя знов вступил в бой с противником, Вмісто нападения и стрільбы фашисты мусіли отвертатися от смертельной стрільбы Лакаді.

В тот сам час самолет Пупорелли, маючий против себе два “фиаты”, нагло загорілся. Летчик выскочил с парашютом, коли виділ, што машину уж спасти немож. Штобы уйти от фашистскых куль, Пупорелли притримал затягненый парашют и пролетіл, як камень долину около тысяч метров. Дернувшы обручку от парашюта, он почул, як обнимающий го пояс французского парашюта з великом силом рванулся вверх. В тот сам час летчик почул острый боль. Тісный пояс притиснул на ребра с таком силом, што зламал єдно з них. До крови закусившы губу от болю, Пупорелли планирувал спуск, покаль не оказался над свойом территориом и опустился на ню.

PoliCart27
Ось Рим — Берлин.
* * *

В тот час в воздухі оставалися два нашы летчикы-истребителі. Локадя и Крисай билися против пятьох фашистскых “фиатов”.

Лакадя, як и спочатку, атаковал фашистскы самолеты, и старался прорватися на помоч Крисаю, котрый мусіл отбиватися от трох “фиатов”. Крисаю удалося збити оден вражеский самолет. Осталося два против штырох. Но и самолет Крисая, пробитый десятками куль, почал розвалюватися на части. Не хотячы разом з безнадежно погибаючом машином рухнути на землю, Крисай также выскочил с парашютом. Парашют роскрылся нормально, но понесло го на вражеску территорию. Ледво отважный Крисай приземился, уж го окружили фашисты. Надармо Крисай пробувал отбитися, силы были задуже неровны. . .

* * *

В воздухі оставался оден Лакадя против штырох фашистскых самолетов.

Покаль истребителі билися с фашистами, правительственны бомбовозы методично бомбували фронт ребелянтов. Нашы летчикы, без поспіху, заходили на ціль и, скинувши одну бомбу, слідили з воздуха, где она упала. Скинувшы цілый запас бомб, успішно выполнившы задачу команды, бомбовозы взяли курс на свой аеродром.

Лакаді почало быти горячо. До сего часу он спасался от нападавшых на него штырох “фиатов”, хоц його кожушок был простріленый в пару місцах. Увидівшы, што бомбардировщикы закончили своє діло, Лакадя нюркнул надолину и поспішыл присоєдинитися до своих. Фашисты кинулися было доганяти го, но, замітившы, што Лакадя пристроился ку своим бомбовозам и цілый отряд уж находился на республиканской территории, они повернули назад, добри потрепаны, стратившы штыри самолеты. Мимо их огромного численного превосходства, они не могли помішати республиканскым бомбовозам выполнити важну задачу.

* * *

Вернувшы на аеродром, летчикы донесли, што Крисай попал в плін к фашистам. Тото прибило нашу радость, вызвану великым успіхом. Крисая мы всі любили, щиро и горячо.

История жытя Крисая дуже интересна. Серб по национальности, Крисай родился в бідняцкой родині. Отец його был убитый в часі империалистичной войны. Почавше завчасу тяжку борьбу за кусок хліба, Крисай показувал великий интерес до техникы. Дуже скоро он познал мотор и стал прекрасным мотоциклистом. Потом он поступил в школу летчиков.

Команда замітила великы способности Крисая и по окончению школы опреділила го в одну из ескадрилий. Тот отряд был упривилегиованый: ту служыли сынкы богачов. Принужденый все терпіти от них всякы докучаня, Крисай тайно покинул отряд.

В Испанию он пріхал, як лем почался бунт генералов. Полный рішимости отдати свою жизнь за діло республикы, он попросился дораз на фронт. Крисай не был коммунистом, — його привела в Испанию ненависть до фашистской диктатуры, весь тягар которой он почул на своих плечах. Он отразу стал близкым другом летчиков авияцийной части, зложеной з людей многых национальностей. Тых людей соєдинила и зроднила тота сама благородна ціль, яком жыл Крисай, — борьба с фашизмом.

Крисай замічательно літал и прекрасно бился. Його имя было добри знане ребелянтам. Не єден фашистский самолет был збитый нашым славным Крисайом. Длятого фашисты постаралися, штобы плін Крисая был непрерывными мучениями. Спочатку привезли го в Рим. Його жестоко мучили. Специально для Крисая приміняли таку методу, котрой позавидувал бы будь-який инквизитор. Летчика выводили на улицу и ставили под мур. Отряд солдатов выстроювался напротив. Крисаю чытали приказ о росстрілі. На всьо готовый, наш Крисай выслухал го спокойно. Роздавалися выстрілы. Кулі впивалися в стіну на пару центиметров от головы Крисая. Так повторяли пару раз. Потом привезли го в Германию. Но и германскы хозяи Франка не зломили храброго летчика Испанской республикы.

Крисай вернулся до нас. Удалося го вымінити на фашистскых летчиков, взятых в плін республиканцами. Тепер Крисай разом з нами знов биєся в рядах республиканскых истребителей против фашистскых самолетов.

———ооОоо———


[BACK]