Наш Народный Фронт и Народный Конгресс
НАРОДНЫЙ ФРОНТ росне в силу во всіх державах, у всіх народов. Народный Фронт, то международный, світовый рух против фашизма и войны, за ліпше жытя, за братство народов. Доносят газеты, што и в Японии росне и кріпне Народный Фронт против фашизма и войны, за социальны реформы, за братство народов.

Но мы, лемкы-карпатороссы и галицкы украинці в таком положению, што нам не треба глядати Народного Фронта у другых народов, штобы переконатися в великой силі його правды и идей. Мы найдеме тоту правду и силу Народного Фронта у себе:

Пред роком никто бы ище не повіл, што украинці и лемкы-карпатороссы, котры называют себе русскыми, найдут вспольный язык, зыйдутся разом в одном Народном Фронті. Таж мы знаме, сами памятаме, што так в старом краю як и в Америкі, панувала меж нами страшна ненависть. А о нич инше не росходилося, лем о имя. Мы хотіли накинути украинцам русске имя, а украинці нам хотіли накинути своє имя. И на тых именах мы сварилися и так возненавидилися, што мы не могли смотріти єден на другого, не могли приближытися до себе, мимо того, што мы собі найблисшы, розумієме єдны другых. Но мы не виділи другых своих интересов, кромі того имена. Мы думали, што як будеме мати єдно имя, то уж нам буде добри, уж всьо буде наше.

CanaPres
Представитель украинскых
роботников и фармеров в
Канаді, Иван Бойчук, витає
наш Народный Конгресс
в Соед. Штатах.

Розумієся, што то была лем наша хворота, защеплена нам нашыма ворогами, котры взяли нашу землю, нашы лісы, нашы народны богатства, а нас поробили своими рабами. Штобы над нами пановати, они мусіли нас ділити, выкорыстувати для нашого затемнения найменшы нашы рижниці племенны, обычайовы, религийны — штобы нас ділити и сварити, штобы отвернути нашу увагу от тых кривд, якы они нам робили, от той несправедливости, яка нам діялася.

Долгы рокы, цілыма поколінями мы пережывали внутренну борьбу, борьбу меж собом, тоты самы бідны люде, близкы собі по роду и языку, а найблисшы по свойой бідноті.

Ище рок тому назад здавалося, што мы того не зможеме порозуміти, и ниякым способом не можеме зыйтися разом для обороны своих важнійшых, жытьовых интересов, для борьбы против наступающого на наш народ польского, чехословацкого, румынского, а на нашу емиграцию американского фашизма.

Послі нашого общого Народного Конгресса один из його делегатов встрітился с украинскым политиком-редактором, и оповідат му, што наш Народный Кангрес был дуже успішный и єдинодушный, хоц были разом украинці, лемкы и карпатороссы из Подкарпатской Руси. А украинский старый политик-редактор повідат, што велике чудо буде, як мы разом дальше вытримаме, як не посваримеся, што он тому не вірит, штобы мы утримали наш Народный Фронт.

Так само повідают и всякы русскы патриоты, бо так єдны як другы не розуміют того, што так украинскы, як и нашы карпаторусскы роботникы и селяне переросли культурно и политично “патриотов”. Они не можут поняти, як то сталося, як то возможно, штобы роботник и селянин так скоро змудріл, так скоро пришол до головы по розум. Не розуміют патриоты силы идей Народного Фронта, силы прогресса.

Мы можеме запевнити нашых патриотов, што мы, яко передовы роботникы и селяне, порозуміли Народный Фронт правильно, мы не будеме вертати в том нашом фронті до своих старых национальных споров о именах и религиях, о нашых обрядах и напівах. Не лем мы, котры уж находимеся в Народном Фронті, не будеме вертати до тых старых споров, але все больше и больше нашой робочой емиграции, котра ище тепер дає себе провадити фальшивым патриотам, буде переходити в наш Народный Фронт, бо все больше и больше той нашой емиграции буде розуміти народну правду, народну программу жытя, прогресса и народной свободы, котру заключат в собі Народный Фронт, и лем Народный Фронт.

DVislotsky
Ред. “Лемка”, Д. Вислоц-
кий бесідує на торжествен-
ном открытию Народного
Конгресса, о значению
нашого Народного
Фронта.

Доказом того успіх нашого Народного Конгресса. От нашой идеи соєдинения в один Народный Фронт, до Конгресса, минуло всего пол рока. А уж нашы поодинокы организации на емиграции, культурно- просвітительны, запомоговы, церковны, политичны — присылают на наш Конгресс Народного Фронта выше 350 делегатов, котры заступают выше 20 тысяч членов тых организаций. На торжественне открытие конгресса пришло выше 3,000 народа.

Никто не може заперечити, што так тых 350 делегатов, як тых 3,000 присутных на торжественном открытию Конгресса, як и всі тоты 2,000 членов нашых организаций, котры прислали делегатов на наш Конгресс, то найсвідомійша частка нашой миллионной емиграции в Америкі.

Никто не може заперечити тому, што нияка друга идея, кромі идеи и программы Народного Фронта, не може организовати сегодня на емиграции такого Народного Конгресса, не можут го организовати ни украинскы ни русскы патриоты, бо не мают на тото сил в народі. Єсли Народный Конгресс был успішный, то можеме дякувати лем тым найліпшым силам, найинтеллигентнійшым роботникам среди нашой емиграции, котры помогли организовати тот Конгресс, котры могли порозуміти идеи и программу Народного Фронта. Патриоты, як єдны так другы, тых людей не мают, бо они уж нашы. Патриотам осталася, правда, больша часть нашой народной массы на емиграции, но лем длятого, што тота масса не могла ище порозуміти идей и программы Народного Фронта, она ище жыє віром, єдна часть “украинском” віром, а друга часть “русском” віром. Патриоты, запомоговы урядникы, експлоататоры нашой трудовой емиграции, стараются утвердити в народі тоты дві “віры”, и при помочы тых вір отвернути увагу массы от потреб жытя, от народной просвіты, прогресса, бо они розуміют, што просвіта и прогресс несе народу свободу, а им конец.


Presidium
Президия Народного Конгресса в Нью Йорку, 5—6 сент., 1936.


[BACK]