Перва Социялистична Держава и Єй Успіхы
ВЕЛИКА Русска Революция родила перву социялистичну державу, Сов. Союз. 18 літ существования той державы доказали світу побіду социялизма над капитализмом, доказали, што наука великых социялистичных учытелєй не утопия, а реальна правда.

Бо што правда? Незаперечена правда, што капитализм пережыват тяжкий кризис, што капиталистична господарка не може дати роботы и жытя миллионам робочого народа. Незаперечена правда, што капиталистична промышленность и єй продукция не лем не росне, но упадат, а тым самым погоршатся жытя народных масс. Капиталисты не лем не будуют новых фабрик, но тысячы уж збудуваных закрывают, бо не оплачаются, не дают капиталистам прибылей. Капитализм, при великых земных богатствах и розвитой промышленности и земледілии обертат массы народа в голодных жебраков, а одночасно нищыт промышленны и земледільскы продукты. При капитализмі богаты державы бідніют и банкротуют. Єдиный выход видят в войні, в поневоленю народов и захваті их земель.

Lenin36

Социялизм перебрал державу з бідном промышленностьом и заотсталым земледілием. Державу внищену страшном світовом войном и гражданском войном, и почал будову без капиталов, без помочы капиталистов, без пожычок банкиров, будову на социялистичном фундаменті коллективного труда, по социялистичной наукі и пляну.

И што мы видиме? Што тота держава росне в силу, а єй граждане в богатство. Коли капитализм закрыл тысячы фабрик, социялизм в Сов. Союзі построил 40 тысяч новых, великых фабрик, и всі они в руху. Коли капитализм выкидат миллионы робочых из промышленности, социялизм убольшил чысло промышленных робочых пят раз и убольшат тото чысло постоянно, в социялистичной державі брак робочых рук. Сов. Союз, даколи, при капитализмі, пред революциом, стоял на послідном містци в индустрияльной продукции в Европі, сегдня, при социялизмі, стал на первом місци в Европі, на другом місци во світі. Лем С. Ш. стоят ищы на первом місци. Но при капиталистичном господарстві не долго будут стояти на первом місци.

Яка головна причына немощности капитализма и силы социялизма?

Головна причына немощности капитализма брак и неможливость одного пляна господарства. Сила социялизма в одном державном пляні.

Из нашого старого краю приходят штораз страшнійшы вісти о страшных зливах, наводнениях, градах, котры нищат урожаи цілых сел, цілых провинций в Карпатах и под Карпатами. Яка причына? Причына тота, што спекулянты-капиталисты вырубали лісы в Карпатах, без ниякого пляну и без ниякого взгляду на край. Их ціль была одна: Якнайбольше заробити. А раз закупили лісы от державы и от панов, то треба так вырубати, штобы оплатилося. Што их обходит, же край и массы селянства на том потерпят и будут мерти з голоду? Што их обходит, же край буде обернений в пустыню? Бодай бы они выполнили свой плян. Держава в их руках, право таке, што раз кто заплатит грошы за лісы, то може собі вырубати як он хоче, бо он купил, он триматся свого пляну и державного права.

Чытали зме в газетах о новой, страшной біді в центральных стейтах С. Ш. Сильны вітры берут цілы фармы. Уж не лем забулованя фармеров, але землю, урожайну землю. Земля, почва, в виді пороху, уносится вітрами в світ, засланят сонце, день замінят на ноч. Фармере опускают свои фармы, худоба не має што пасти, пропадат з голоду, бо паша прикрыватся слойом піску. Учены предповідают, што єсли Америка не выробит общого пляну ратунку, то за 300 літ обернеся в пустыню. Яка причына той біді? Причына тота сама, што и в Польшы. Фармеров и их землю хранили лісы. Тоты лісы захватили спекулянты-капиталисты и немилосердно, без ниякого пляну вырубали, без ниякого взгляду на фармеров и их землю. Што их обходят фармеры и их земля, коли лісы их и они мают право вырубати.

Из того видиме, што в капиталистичной державі каждый має свой плян, без взгляду на другого, на цілу массу народу, на цілу державу. Никто не сміє мішатися в приватный “бизнес", говорят капиталисты. Приватна власность свята. Но, як видиме, тота приватна власность лем для них свята, для бідных фармеров она не свята, они своими плянами знищат святу власность бідных фармеров и робочых, знищат цілу державу. Они для святости лем свойой приватной власности готовы выморити цілу массу народа. Бо их пляны, каждого зособна, не для народа и державы, а для свого заробку и взбогачения.

Сов. Союз выгнал капиталистов з их плянами, а установил єден державный, социялистичный плян для цілой державы и цілого народа. В капиталистичной державі, где земля и богатства державы розділены, в руках капиталистов, такий єден плян державный, для одного господарства не возможный. В социялистичной державі лем такий общий плян возможный, бо то и єст социялизм.

Державный Плян

При правительстві Сов. Союза засідат специяльна державна комиссия, в котру входят учены всіх отраслей наукы. Пред том комиссиом роскрыта велика карта державы, Сов. Союза. Тота комиссия бере на взгляд цілу державу, яко одно велике богатство, господарство, котре принадлежыт всему населению Сов. Союза. Народы Сов. Союза полны властителі той державы, члены того великого богатства.

Тота комиссия має уложыти такий плян господарства тым великым богатством, штобы граждане той державы были всі сыты, приодіты, мали помешканя и задоволили свои культурны потребности.

Коли тота комиссия первый раз засіла, то мала пред собом знищену войном державу, без промышленности, з заотсталым земледілием и голодне население. Але фундамент будущого богатства мала, бо мала огромну, урожайну землю и незвычайно богату в минералы. Лем треба было роздобыти земны богатства, треба промышленности, треба машин, як для промышленности, так и для земледілия.

Промышленность, машины, индустрия так важна для будовы социялизма, для побіды социялизма, што Маркс и Енгельс говорили, што побіда пролетарской революции и социялизма може прити лем в высоко розвитой промышленно державі, в Германии або Англии, и то, єсли слідами той державы пидут и другы державы. И потому, коли пришла революция в заотсталой промышленно России, мало кто вірил, штобы тот новый, социялистичный порядок утримался в самой России. А и сам Ленин, вождь той революции, выразно заявил, што лем так можна удержати социялистичный порядок в России, коли дастся тому порядку индустрию, в противном разі треба пропадати, як пропали примитивны пробы социялизма.

Сила научного социялизма, сила плянового господарства оказалася так велика, так реальна, што з його помочом сов. правительство побідило всі трудности, перешкоды и недостаткы в розбудові промышлености и земледілия, и сегодня Сов. Союз має первокляссну промышленность и первокляссне земледілие.

И совітске господарство має свои меншы пляны. Єден великий державный плян ділится на тысячы меншых плянов. Кажда фабрика, кажде село, колхоз, має свой плян. Но всі тоты пляны подлягают одному великому пляну, державному пляну, бо всі тоты меншы пляны вышли из того великого пляну.

Вся будова в Сов. Союзі йде по пляну. Кажде місто має свой плян розбудовы, Москва має десятирочный плян перебудовы, выробленый наперед. В Москві никто не будує собі дому, такого, як сам хоче и як хоче. Архитекты выробили плян всіх домов в Москві и они всі будут будуватися по одному пляну, для выгоды всего населения Москвы, а не лем богачов.

Капиталистичны міста побудуваны без взгляду на бідне население. Бідне население, робочы, дусятся звычайно в дымі, коло фабрик, бо лем богаты можут позволити собі жыти на свіжом воздухі. Совітскы міста будуются так, што фабрикы будуют за містом, зо взглядом на население. Бо в Сов. Союзі будуют для населения, для людей, а в капиталистичных державах для прибылей, для заробку, зо взглядом на капитал.

Положение робочых в Сов. Союзі

Робочых в капиталистичных державах интересує найбольше положение робочых в первой социялистичной державі. Интересує их, як там робочы робят и як жыют.

Уж само тото, што никто инший, лем робоча клясса зробила революцию в России доказує, што робочым там пред революциом было дуже тяжко жыти. Робочы, або пролетарият, не мали в России ниякого маєтку. Жыли из того, што им капиталист, фабрикант, кинул зо своих прибылей. Робочий мал вічный страх за роботу и жытя, котрый принуждал го робити о душу, выдавати всю свою силу для хозяина.

Слаба промышленность была ведена капиталистами для своих заробков, а не для жытя народа, для личных обрахунков капиталиста, по його пляну, не общому пляну для державы и народа.

Через революцию пролетарият взял в свои рукы всьо богатство державы, всю землю и фабрикы. Розумієся, не поділил помеж бідных, бо бідны бы знов стали капиталистами, може гдекотры бідны, ставшы капиталистами, были бы горшы угнетателі робочых, як стары капиталисты. Пролетарият, захватившы власть, установил новый, справедливый порядок, новый державный закон, по котрому никто больше в их державі не може мати приватной власности, не може мати своих фабрик и землі. Вся приватна власность перешла на общу, народну, державну власность.

И то уж по тому самому закону каждый робочий, бывший безвластник, стал богатым властителем свого уділу в огромном державном кооперативі. Он тепер обеспеченый роботом и цілым державным богатством на случай каліцтва, хвороты, не способности до труда. Он тепер не має ниякого страху за роботу и за жытя.

Повідают нам капиталисты, их слугы, або и невірны Томы робочы, што тот робочий, в социялистичной державі, в робочой державі, горше жыє, як робочий в капиталистичной державі, што он не має того істи, ани так выгодно собі не спит, ани так парадно собі не ходит.

Совітский робочий тото сам знає, што он так собі не іст, ани так не мешкат, ани так парадно не ходит, бо он знає, што всю тоту выгоду дає индустрия. А он перебрал край без индустрии. Он знає, што збудувана ним индустрия, съиндустриялизоване земледілие, даст му с часом всі тоты выгоды, котры дає капиталистична индустрия, лем же тоты выгоды будут обеспечены раз на все. Он знає, што як он засяде в выгодный дом, в выгодну теплу квартиру, то до його квартиры не пришле властитель або банкир полицию и не выкине го на улицу. Он знає, што му шторник не запре книжку, як стратит роботу, бо он знає, што николи роботы не стратит. Он знає, што як захоріє, то го даром вылічат и цілу плацу му дадут. А головно знає, што тота держава, в котрой он жыє, направду його держава, не лем по наукі сліпого патриотизма, а фактично, разом зо земльом, копальнями, фабриками, цілым богатством. Он розуміє, што буде богатым, як розробит богатства свойой державы, он знає, што як буде всего дост, та каждый буде мати дост, и он буде мати дост. А раз он має индустрию и богату землю, то, при труді людей, они дадут дост вшыткого для каждого. Тото вшытко єст в социялистичном плані и в примірі капиталистичной индустрии и земледілия, найліпший примір Америка. Он має примір уж и в свойой державі, бо видит на свои очы, што вшытко росне и он с каждым місяцом выгоднійше жыє.

Повідают капиталисты, што Сов. Союз вертат до капитализма, што в Сов. Союзі платят за труд єдным больше, а другым менше. Што при социялизмі всі ровно мают быти плачены, ци тот, што замітат улицу, ци тот, што провадит поізд, машинист, ци инжинер, што будує аеропланы, ци Горький, учытель цілого народа. А большевикы завели категории. Єдны получают по 150 рублей, а Горький зарабят миллионы.

Но они, тоты што видят тоту ружнораку плацу, забывают, што ни Горький, ни тот што бере тысячы, ни тот што сотні, никотрый з них не може набыти ни фабрикы, ни землі и не може експлоатувати другого, не може быти капиталистом. Цілый плян в том, штобы тот, котрый отдає больше труда для общого богатства, для общой державы, был ліпше отплаченый продуктами, штобы мог отдати цілый свой талант социялистичной державі. Инжинеры отдают всі свои таланты державі для ускорения массовой продукции, для заосмотрения всего населения товарами. Они не получают больше от общества, як отдают, придбают для общества своима талантами, способностями. В интересі общества, штобы выкорыстати их таланты якнайліпше. Они отдают больше обществу, як общество дає им. Горький великий талант, гений, великий инжинер людской душы. Його наука, писма, сочинения, росходятся в миллионах книжок, кромі того неоціненного душевного богатства, котре он отдає обществу, держава, державне издательство, зарабят на його книжках миллионы, он лем часть того получає, што держава зарабят. И треба знати, што тот заробок, што таланты получают в социялистичной державі, не тото значыт, што в капиталистичной державі. В капиталистичной державі можна свои великы заробкы вложыти в приватну власность, в землю, в фабрику, набыти для себе и стати капиталистом и експлоататором труда робочых. В социялистичной державі не можна набыти ни землі, ни фабрикы, не можна быти капиталистом и выкорыстувати труд другого для свого взбогачения. Совітскы писателі, инжинеры, учены, зарабляют грошы. Совітске общество высоко цінит таланты, котры причыняются для його розвитя. Но тоты грошы, котры им общество платит, вертают назад в державный оборот. Вшытко, што тоты ліпше плачены таланты мают, то ліпше забеспечение продуктами, товарами, котрых ищы все ощадно для всіх, но таланты обеспечаются ними для ліпшой продуктивности. То в интересі всіх, в интересі скоршого розвою их державы.

И то не буде все. Буде то так долго, як долго не буде дост продуктов и выгод для всіх. Коли буде дост вшыткого для всіх, што єст задачом социялизма, втоды и розділ буде справедливый, каждый буде працувати по способностям, а получати по потребностям. Втоды буде приходити до совершенной справедливости в обществі людском, в устройстві общества.

Однако уж тота справедливость, при первой степени социялизма, хоц она ищы несовершенна, далеко высша от капиталистичной справедливости. Уж в той степени социялизма робочий стає участником державного богатства, уж в той степени он не працує на капиталиста, а на себе, свои діти и свою державу, котра єст общий маєток, його маєток, маєток всіх, котрым то маєтком он и його вся родина обеспечена. Совітский робочий дуже добри розуміє тоту рижницу и працує з охотом, з ентузиязмом, з воодушевлением, якого не знає и не розуміє робочий капиталистичной державы. Што он так працує, то найліпший доказ в плодах його труда, в той огромной будові Сов. Союза, в тых 40 тысячах фабрик, в той социялистичной индустрии, яку он побудувал в так коротком часі. Без віры в социялизм, без приміров уліпшения, без розуміния пляну и той социялистичной будовы, он того збудувати не был бы в силі.

Социялизм и селянство

Успіх социялизма в Сов. Союзі, в первой социялистичной державі, зависіл от його побіды на селі. Робочий хотіл социялизма, бо он не мал нич, кромі тых двох рук и свойой силы, котру он продавал тому, кто лем хотіл єй купити. Робочий не мог стратити з новым порядком ниякой власности, бо єй не посідал. Он мог лем зыскати.

Селянин мал який такий кусок землі, котрый уважал свойом власностьом и своим обеспечением. Вся його мечта была, як бы больше достати той землі, быти богатым. Революции он помог зато, што надіялся от ней достати больше землі на свою власность, поміщицкой, поповской землі. В лушы, як с того выходит, селянин капиталист. Устройство села, капиталистичне устройство: Поміщик-пан, має найбольше, найліпшой землі, потом поп, потом кулак, шолтыс, потом средний селянин, потом бідный селяиин, а на остатку ищы коморникы, голота, у котрых ниякой землі не было, лем жыли с працы своих рук, у поміщика, кулака.

Пролетарска революция в России уничтожила приватну власность на землю. Уничтожила, прогнала, на основі нового закона поміщиков, и перебрала землю на власность народа. Земля поміщиков, попов монастырей, была сейчас фактично забрана державом. Но селянска земля была социялизована лем в законі, на папери, а фактично каждый остал на свойом куску поля и газдувал собі по свому, по капиталистичному, каждый собі мал свой плян, што, где и як сіяти, каждый обраблял тот свой кусок землі примитивно, по старому.

Розумієся, што в державі не могли долго существувати два порядкы, в місті, в промышленности социялистичный порядок, а на селі, в земледілии, капиталистичный порядок. Або місто мусіло уступити селу и вернути до приватной власности, отдати фабрикы капиталистам, або село мусіло перейти на такий порядок, який был заведеденый в промышленности, значыт не приватна власность на землю, а обща, не самостоятельне, личне газдовство, а обще, коллективне хозяйство, в скороченю “колхоз”.

Што значыт коллективне хозяйство, (по нашому “соборне господарство”) в скороченю колхоз? Што они хотіли тоты большевикы робочы з міста, от селян-газдов?

Хотіли ни менше ни больше, лем того, штобы всі селяне сполучыли свои кускы землі в єдно поле, в велике поле, ролю, в таку ролю, як мал поміщик, а ищы часто разом в єдно поле с поміщиковом земльом, и штобы обрабляти тоту землю разом. Попросту каждый має отречыся свойой приватной власности на землю, а приняти общу власность. Вмісто тримати и управляти каждый неровный кусок землі, тримати и управляти разом всю землю, а плодами ділитися по труду, кто сколько даст роботы при управі землі и соберанию плодов, столько получыт плодов.

Чом большевикы хотіли такого сполучыня землі и такого общого труда на землі?

Найперше зато, што общий труд на общой, сполученой землі больше даст плода, як общий труд в фабрикі дає больше продукта, товару, як єдиноличный труд ремесельника. В фабрикі можут ужыти такых досконалых машин, якых ремесельник ужыти не може. Так и на сполученом великом полю не лем труд ліпше поплачатся, але и машин земледільскых можна ужыти и убольшыти, помножыти урожайность землі. Бо то факт, што земля, оброблена машинами, выдає далеко больше плодов, як оброблена примитивно.

То перше, што таке коллективне земледілие улекшыт труд и помножыт земны плоды. То дуже важне. Важне не лем для селян, што им улекшыт труд и умножыт плоды, але важне для всего населения, для цілой державы. Ціль общой, социялистичной державы улекшыти труд, а умножыти плоды. Улекшыти труд своим гражданам, а умножыти при помочы техникы продукцию, штобы для каждого было дост, не лем для даякой кляссы, не лем для того, што грошы має.

Друга ціль дойти до найліпшой людской справедливости. И тепер подумайме, ци старе, капиталистичне село, ци нове, коллективне социялистичне, має ліпшу справедливость? Поле, богатство старого села было поділене так: Поміщик, дідич, часто мал и половину и то найліпшого грунта в селі. Сам не робил на свойом поли, а робили сельскы бідакы, што мали мало грунта, або и нич, робили за 20 копіок денно, за кусок хліба. Мал великий грунт поп, котрый сам не робил, обробили прихожане даром, а поп плоды брал. Мал великий грунт шолтыс, котрому тоже сельска біднота обрабляла його поле, а он плоды их роботы продавал и богатілся. Може такых кулаков было двох, трох в селі. Найсправедливше жыли середнякы, тоты, што мали дост роботы на свойом грунті, обробили го зо свойом родином, никого не выкорыстували. Но але сколько было такых бідаков, што не могли выжыти зо свого куска, або совсім ниякого куска землі не мали? Тоты бідакы, што мало грунта мали и што нич не мали, терпіли велику несправедливость. Ниякого обеспечения, ниякого жытя. То тоты, котры мусіли глядати даякой иншой ліпшой справедливости, ліпшого права на жытя, то был тот сельский пролетарият.

И ту был лем єден выход, а то: обща, социялистична власность на землю, социялистичне, вспольне, коллективне хозяйство на той землі. Другой, ліпшой справедливости не могло быти, штобы якнайближе зровнати селян.

Русска, большевицка революция, то была революция найбіднійшой кляссы народа, пролетарията, потому и называтся пролетарка революция. И тот пролетарият, найбіднійша клясса, захватила диктаторску власть для будовы социялизма, справедливійшого социяльного порядку, для выховаваня нового общества, нового людства без клясс. Бідне селянство было союзником робочых в часі революции. Тому союзу робочых з бідным селянством завдячаме побіду революции. И так само побіду революции нового сельского господарства, земледільску социялистичну революцию завдячаме тому союзу. Бідне селянство стало по стороні сов. правительства и його нового, социялистичного пляну сельского хозяйства.

Бідне селянство организувало перше коллективны хозяйства, колхозы, и на жывом примірі доказало не вірующым селянам высшость и выгоды колхозов. Жывы приміры потягли массы селянства в колхозы, так што в 1933 року пришла полна побіда социялизма на селі, а з ним разом и рекордный урожай хліба и улучшение жытя селянскых масс.

Селяне, из земледільскых ремесельников, где каждый сам обраблял свой кусок землі при помочы старых, примитивных земледільскых орудий, перешли, так сказати, в фабричну продукцию хліба, при помочы машин и новой земледільской наукы. Их обще, колхозне богатство росне с каждым роком, земля уліпшатся и урожай уліпшатся. На землях Сов. Союза находится до 4 тысяч Машино Тракторных Станций, котры достарчают колхозам земледільскых машин и земледільскых ученых, агромонов. Каждый колхоз выберат собі свой сельский совіт, из найчестнійшых роботников. Каждый колхоз ухвалят собі плацу для колхозников, по трудо-дням. Цінится труд єдиниц, а не богатство єдиниц. Кто больше и ліпше трудится, больше получає. Такы, на котрых треба другым трудитися, в колхозі пропали.

Каждый колхоз має свой общий маєток, свою общу кассу, свой общий скот, молочарню, свой шпихлір, великы колхозны господарскы будовы. То всіх общий маєток.

Каждый колхозник має свою хату так, як и мал, при хаті свою загороду, где собі може посадити ярины, цвітов. Може мати свою корову, для котрой получыт пашы из колхоза, має куры и другу птицу, залежыт от жены, в чом она любится.

Колхозник-селянин сегодня переходит на тоту саму систему жытя, як и робочий в місті. Иде до роботы в свою земледільску фабрику. В свою фабрику, бо колхоз його, так як и каждого другого, то власность всіх разом, совітске, социялистичне добро. Коли колхоз, послі збора плодов, выплатит свою належытость за машины, для государства, решту плодов ділит по трудо-дням, кто сколько выробил. Спочатку, як был ищы слабый урожай, як ищы не выробили так землю, як указувал агроном, як ищы многы не вірили в успіх такого хозяйства, тота плата была мала, в декотрых колхозах доставали по 3 кильо хліба зерна, за трудо-день. Тепер уж сут колхозы, в котрых припаде на колхозника и по 30 кильо хліба на трудо-день. Хочеш хлібом, хочеш грошми. А кромі хліба другых плодов, 30 кильо хліба, то уж высокий денный заробок. А с часом все больше и больше приде. Села почынают думати уж о такых будовах, о такых школах, о такых клубах, як в місті. И о такых квартирах для селян, як в місті, о електрикі, котру много колхозов уж має, о водной системі, о выгодном жытю. Колхозникы уж сыты сегодня всі, не так, як было давнійше, што поміщик, поп, кулак и ищы пару першых в селі, были сыты и приодіты все, а бідный селянин и його діти все были наполовину голодны.

И сегодня уж не просятся из колхоза, што хотят сами газдувати. Сегодня, што ищы маленкий процент селян остал поза колхозом, што собі рахували, што беспечнійше самому на свойом кускі поля, як в колхозі, сегодня видят, што колхозникы собі веселы, не грызутся и ліпше собі жыют. И решткы совітского селянства просится в колхоз.

Социялизм, коллективне, обще справедливе господарство на землях Сов. Союза побідило безвозвратно. Тота побіда має огромне значение для всей Европы, а и для світового земледілия, бо оно показує ясно, на примірі западно европейскому земледілну, малоземельному земледілцу, што урожай и доходы його куска землі можна помножыти нісколько раз, через соєдинение такых кусков в одно коллективне хозяйство. Не лем доходы увеличыти, але и свой труд уменшыти и з долгов вылізти, раз на все позбытися долгов. И ніт для румынского, польского, нашого карпаторусского селянина другого выхода. Учены знают, што другого выхода ніт. Но селянин не вірит в такий выход, а тоту невіру поддержує в селянах буржуазия, капиталистична власть, бо таке нове хозяйство не в их интересі. Но примір колхозов в Сов. Союзі, примір нового, совітского, богатого села, укаже выход средньо и западно европейскому селянству из його нужды и вічного голода. И в Сов. Союзі примір причынился до побіды колхозов. И в Сов. Союзі селянство с початку не вірило в выгоду такого господарства. Но коли увиділо рост богатства в примірных колхозах, перешло массово в колхозы. И першы, примірны колхозы в Сов. Союзі стали уж богатыма и счастливыма осередками людского жытя, справедливого жытя.

Примірный Колхоз

Вот ниже примір, до чого доходят колхозы в Сов. Союзі. Примір находиме в сов. газетах, котрый перебрали из протокола общого собрания членов колхоза им. Кирова (село Заюково, Кабардино-Балкарской автономной области). Протокол из собрания дня 25 мая, 1935. На Собрании колхоза было присутных 540 мужчин и 605 женщин. Давал доклад, представил проект и плян будовы земледільского міста (агрогорода) старший архитектор Народного Комиссарията земледілия, тов. М. С. Осмоловский. Проект и пляны собранию так сподабалися, што постановили нагородити бригаду архитекторов за их ударну роботу и просити их, в особі тов. Осмоловского, штобы не забывали о них, покаль будова их нового агрогорода не буде укончена.

Люде, котрых прадіды, діды, отцы, а и они сами, дусилися в юртах, в низкых, задухлых, нечыстых хыжках, може в пятом, або четвертом року социялистичного, коллективного господарства, принимают плян будовы палат для себе, со всякыма модерныма выгодами, о якых в часах царскых не мечтали их кабардинскы князі. На средства будуют — на свои кошта. Уж почали будову:

В центрі того нового их земледільского міста стане Дом совітов. Дальше Дом культуры (с театром, клубом, библиотеком и кино). Дальше правление колхоза. Потом готель, бо Заюково на тракті туристов на Ельбрус (высоку гору), дальше универмаг (универсальный магазин, департмент штор). Стадион, парк культуры и отдыха, аеродром (и аеропланы будут мати). Школы: 3 семилеткы, а 2 десятилеткы (гайскул). 10 дітскых яслей (што мамы оставляют маленкы діти, як идут до роботы, кажда колхозна бригада має ясли, а бригад, в колхозі Кирова 10) 10 дітскых садов (для старшых дітей), госпиталь, словом всьо, што для жытя культурных людей сегодня нужно. Всьо буде в Заюкові. Но, розумієся, што кромі тых общых, культурных домов, будуются квартирны домы, сколько нужно, разного стиля. Будут домикы з двома помешканями, с трома, штырма и осмома, оточены овочевыма садами. Уж одна группа такых домов будуєся. И кто первый достане квартиры в той первой группі домов? Розумієся, што тоты, котры найліпшы роботникы в колхозі, найбольше, найохотнійше трудятся, працуют. Бо в Заюкові, як и в цілом Сов. Союзі, люде цінятся по труді, не по роді або богатству. Но за два рокы всі Заюковцы вынесутся из своих прадідовскых затухлых хыж в світлы, сонечны, теплы, освічены електриком, квартиры.

Интересно каждому знати, где они возмут средств, гроша на таку будову. Коли люде порозуміют общий труд на общой землі, то уж тото само робит их богачами. Бо общий труд розрабят скоро земны богатства.

Заюково не чысто земледільский колхоз, а колхоз скотоводный. Но мимо того, минувшого року заюковскы колхозникы получили за трудо-день по 25 кильо зерна. А сего года рахували получити по 30 кильо за трудо-день. Што то трудо-день? Трудо-день, то денный труд колхозника. Но тот денный труд не каждого колхозника однаковый. Сут роботникы, што за половину хлопа робит, а сут, што за двох. Трудо-день мірка труда. Колхозник-ударник, котрый робит за двох, або полтора хлопа, зробит за день два, або полтора трудодня — таку и плату бере. Всю прибыль колхоза ділят на трудодни, коли урожай богатый, то и трудо-день тажший.

И так, сего року, по урожаю хліба на колхозных землях Заюкова, рахуют, што за трудо-день припаде на колхозника по 30 кильо самого зерна, кромі другых продуктов, прихода зо скотоводства, мяса, масла, сыра и т. д. И собі тепер представте, коли такий колхозник выробит лем 300 трудодней, то самого зерна заробит 90 метров. А як з єдной родины працує двоє, то 180 метров, троє 270, четверо 360 метров самого зерна, кромі мяса, масла, сыра. Што до мяса, масла и сыра, то заюковцы рахуют, што до 30 кильо зерна каждый получит по 700 граммов мяса, по 300 грам. сыра и по 50 грам. масла. Так им выходит, по обрахунку, на одного. Но колхозник Сетал Калмыков подал такий проект, штобы так робити, абы в коротком часі добитися на трудодень, кромі зерна, по килю мяса, килю сыра и килю масла!

Не треба думати, што тоты трудодни каждый день ділят. Каждый колхозник бере собі столько, сколько му треба для жытя и коли му треба. Решта його богатство. Як хоче, то сам гуртом продаст, але выгоднійше продавати кооперативно, а колхозник получає готовы грошы.

Из того, якы колхозникы мают доходы, видиме, якы мают средства для той будовы, яку уплянували. Кошта той будовы обрахували им точно архитекторы, и обрахували так, што при такых доходах, якы мают тепер, приде на каждого колхозника участника в тоту будову в высокости 450 трудодней — розложеных на 5 до 7 літ, значыт, якбы на 5 літ, то приде по 90 трудодней рочно. Каждый колхозник, при тых доходах, якы тепер має, сыто и богато прожыє и отложыт легко 90 трудо-дней на будову свого земледільского міста, на выполнение проекта и пляна свого счасливого жытя.

Такы проекты и пляны будовы стоят перед всіма колхозами Сов. Союза. Правда, не всі колхозы ищы так богаты, як колхоз Кирова, село Заюково, бо не всі так завчасу порозуміли велику выгоду коллективного господарства. Многы не вірили, ждали приміра. Спозднилися, тепер стараются догнати. И доженут. Сов. Союз покрыєся такыма агрогородами зажыточного, культудного и счастливого жытя. Пропасть меж містом и селом, яка существовала віками заровнатся, як и тота пропасть, котра существовала меж богатыма и бідныма. Побідит людска справедливость.

Два пляны и дві расы

Як уж выше было сказано, головна рижниця меж социялистичным господарством и капиталистичным тота, што социялизм має общий плян господарства зо взлядом на земны богатства и население, а капитализм такого пляну не має и мати не може, бо капиталистам не росходится о население, лем о своє взбогачыня, о свои профиты. Они так богатства земны, як и людску массу експлоатуют лем для своих профитов. Они можут вырабляти лем пляны рабунку земных богатств и народных масс.

Социялизм має плян для цілой нашой кулі земской и для всего населения, для всего людства, на соткы и тысячы літ, плян розработкы земных богатств, при помочы наукы и техникы, плян будовы счастливого, справедливого людского жытя, выробленый план.

Капитализм не має ниякого пляну для людства, не лем для цілой землі, для людства, але не має пляну в поодинокых державах, для граждан своих держав, для их дальшого жытя, прогресса и розвитя. Мы видиме, што нияке капиталистичне правительство не може выробити ниякого господарского, економичного пляну для свойой державы, кромі Сов. Союза. В Сов. Союзі, по социялистичному пляну господарства, тоты колхозникы азияты мудрійшы, як министры капиталистичных держав, бо они знают наперед, што тот плян забеспечат им прогрессивне жытя. Тот их плян ясный каждому члену колхоза. Каждому з них ясный цілый державный плян Сов. Союза, бо они свой взяли от того общого пляну.

А кому из нас ясный економичный плян американского правительства? Якого-нибудь капиталистичного правительства, капиталистичной державы?

Ясный нам плян Японии, империялистичный, рабунковый плян для Китая. Ясный нам плян Италии, Муссолиьнго, рабунковый плян Абиссинии. Але то рабовницкы планы, пляны мордерства людей, знищыня их доробку. То чортовскы, але не людскы пляны, то фашисткы пляны знищыня людства и його культурного доробку.

Гитлер має плян очыщыня, уліпшыня германской расы. И потому пляну он нищыт, покаль лем в Германии, всі другы расы, обесплоднят больных, штобы не мішалися зо здоровыма німцями. Но при його економичной газдовкі, вмісто хорых, слабых убывати, то оно все прибыват, бо народ бідніє, не має чым отжывлятися, зароботну плату капиталисты урізуют, а продукты идут в гору. Гитлеровска раса, вмісто поправлятися, рости, кріпнути — дробніє, слабне. И Гитлер лем чекат, коли приде подходяща хвиля, штобы кинути свою расу в оген, на войну. Люде, хоц и свои, німецкы люде не цінятся.

Но совітска раса, при том новом, социялистичном плані, кріпне, росне, наберат силы, мужества, зручности. Не смотрят за “чыстотом" расы, бо там всі люде ровны, всі расы ровны, всі мают однакове право на жытя, бо то по справедливости. Там жалуют и цінят людей, зато они выкинули из свойой программы империялистичну войну.

А што при социялизмі народ кріпне тілесно и душевно, доказуют найліпше подвигы народов и поодинокых людей Сов. Союза. Огромна будова индустрии, перебудова державы из заотсталой в модерну, наймодернійшу в світі, в протягу десяти літ. Старе, найстарше земледілие в Европі, стало найновшым, наймодернійшым.

Великаны той державы идут на далекий, суровый Сівер, где многы дільны люде пропадали. Они вертают цілы. Оплывают сіверны берегы Сибири в протягу єдного літа... А Челюскинцы? Никто не думал, што сотка людей, выкинена утонувшым пароходом на леды Сіверного океана, буде спасена. Совітскы летчикы всіх спасли, даже и их собакы спасли на самолетах, з недоступных для самолетов ледовых дебрей.

Parachutists
Совітскы дівчата парашютисткы

Тоты дівчата, што их фотография ту поміщена, скочыли разом из высокости 22 тысяч футов. То совітскы парашютисткы, котры всі разом побили світовый рекорд для скоку з высокости. Но не минуло пару місяц, як другы два дівчатка Сов. Союза, Аня Шишмарева и Галя Пясецка, скочыли из высокости 8 километров и перебили 4 слои хмар. Летіли на землю пол годины. Побили всі рекорды, и женскы и мужскы, скачка из высокости. Оба дівчата дочкы сов. робочых. Воздушный спорт там у них в великой моді, в большой моді, як у нас, в Америкі бейсболл. Но и другы спорты, о якых давнійше, в старой России робочой молодежы не мож было мечтати, тепер сосовітска молодеж опанувала тоты спорты. А головно опанувала технику, машину.

Новы люде в Сов. Союзі жыют не так, як люде в капиталистичных державах. Може они ищы вшыткого не мают, што має молодеж богатой, а може и середной кляссы в капиталистичных индустрияльных державах, може не можут ищы всі достати того всего, што бы хотіли — но они уж мают штоси таке, чого молодеж капиталистичных стран николи не буде мати: Мают обеспечение роботы и жытя, мают о себе полный старунок державы и єй полну опіку. Совітске правительство, совітскы лидеры мают пред собом лем єдну задачу, а то счастье и забеспечение народных масс и их будущых поколінь. То єст одинока их задача, бо то наука, программа и задача социялизма. Не в специяльной породі, приміром німецкой, сила людства, а в той задачі, программі, забеспечении, в людской справедливости сила людства.

————o————


[BACK]