Желѣзный Фондъ — Ваньо Гунянка

Есть народы способны до житя и есть народы неспособны до житя. Народы быстры, котры скоро оріентуются въ своемъ положеніи, въ своей позиціи — жіютъ, а народы повольны, недбачи за обще народне добро, вымираютъ. Такій повольный, недбачій за обще народне добро народъ, може быти и честнѣйшій, побожнѣйшій, якъ тотъ быстрый, рухливый народъ, але то ему не поможе, онъ муситъ уступити мѣсто на свѣтѣ тому цѣкавшому, спрытнѣйшому народу тому народу, котрый поступуе, будуе, знае вести борьбу за житя.

Стары индіяне, котры жили на американскомъ континентѣ — были люде барзъ добры, добродушны, справедливы — але пришли изъ Европы люде хитры, спрытнѣйши далеко и за пару сотъ лѣтъ индіяне пропали! Пропали отъ жившихъ, хитрѣйшихъ, ученшихъ народовъ, котры перевершили ихъ въ будовѣ, въ прогрессѣ, въ борьбѣ за житя.

Такъ само и въ одномъ великомъ народѣ, котрый дѣлит ся на племена, одно племя способнѣйше до житя, до борьбы, друге слабше и зато тото сильнѣйше бере верхъ надъ слабшимъ, примѣромъ прусаки надъ другими нѣмцами, або великороссы надъ другими русскими, потому што прусаки у нѣмцевъ, а великороссы у русскихъ найспособнѣйше племя до будовы державности, житя, организаціи. И коли бы мы лемки были включены въ русску державу, мы помогли бы будовати имъ, яко одинъ народъ, русску державу, индустрію, лѣпше житя. Але мы отрѣзаны отъ нихъ, значитъ намъ самымъ треба думати о собѣ, треба намъ самимъ будовати наше народне житя. Намъ не можна надѣятися отъ никого спасенія, бо спасеніе лемъ такъ приходитъ, коли собѣ кто заслужитъ. А заслужити народне спасеніе можъ лемъ дѣломъ, будовомъ, прогрессомъ, организаціей всѣхъ нашихъ народныхъ силъ.

До теперь мы жили лемъ надѣями на ласку. То зо стороны Россіи, то зо стороны Австріи, то Польши, то Мадьяръ, то Чехословакіи. Жили мы такъ надеждами и чекали поправы нашого житя, знесеня податковъ (порціи), бо лемъ тото намъ допѣкало. Школа для насъ была тягаромъ, совсѣмъ непотребнымъ. Бодай сме научили свои дѣти ”Отченашу“. То имъ старчило. И мы жили такъ 1000 лѣтъ и заховалися такъ до остатной великой войны.

Ишолъ свѣтъ впередъ, наши сусѣде училися, будовали свои школы, мали своихъ ученыхъ, а намъ все было добре по старому.

И я не хочу повѣсти, же по старому было горьше на свѣтѣ жити! По старому было лѣпше. Неразъ я бесѣдовалъ зо старыма газдами, котры жаловали старыхъ часовъ и самъ жалую тыхъ часовъ. Спокойне житя было! Лемъ сме старалися, ци Богъ зародитъ того року, а больше насъ ничъ не грызло, бо было насъ далеко менше въ нашихъ горахъ и лѣса на свою потребъ было достъ и хлѣба, одежу сме собѣ выробили сами, пріодѣлися отъ ногъ до головы своимъ выробомъ.

Часы змѣнилися, а мы остали по старому. Наши сусѣде приготовили въ своихъ школахъ свою интеллигенцію, котра ихъ организовала и научила, якъ треба жити по новому, якъ тото нове житя будовати. Рушили наши сусѣде въ передъ и намъ не остае ничъ, лемъ або рушити съ ними, або насъ придопчутъ по дорогѣ, якъ придоптали европейски иммигранты индіяновъ.

Предъ нами теперь стоитъ задача: Ци мы, лемки, жители горъ Карпатъ, отъ Татръ по Ужъ и Сянъ, маме остати частью русского народа, ци насъ придопчутъ и перемѣшаютъ съ поляками и словаками? Ту лемъ тоты двѣ дороги предъ нами. И теперь часъ рѣшати намъ, остатній часъ, бо теперь не стары часы, што сме возили съ Кошицъ до Кракова вино, а съ Кракова до Кошицъ соль, своими горскими кониками. Теперь за такій часъ люде объѣдутъ наоколо свѣта.

У русского лемка не може быти иншого рѣшенія, лемъ таке, што мы маме остати частью русского народа. А коли такъ, то намъ треба забратися до народной обороны сейчасъ, треба забратися до народной организаціи, треба намъ отложити въ сторону всѣ наши религійны споры, треба намъ соединитися изъ обохъ сторонъ польско-словацкой границы, ту въ Америкѣ въ одну организацію, где бы не было ни ”угорщана“ ни ”галиціяна“, ни православного, ни гр. католика, а тамъ въ старомъ краю душевно и культурно и зачати народну будову, зачати роботу, бо лемъ робота, обща, народна будова дастъ намъ народне житя и оборону. Мы мусиме штоси будовати всѣ разомъ, щтобы мы всѣ разомъ могли сохранитися въ нашой будовѣ, штобы могло сохранитися тамъ и наше поколѣня. Тота будова мае быти фундаментомъ нашого народного русского житя.

Лѣпши наши русски люде почали тоту будову, почали сборъ — ЖЕЛѢЗНОГО ФОНДА.

Што то тотъ Желѣзный Фондъ?

Якъ видите, кажда будова потребуе гроша, капиталу. — Безъ капиталу, безъ гроша, ничъ сте збудовати не годны, ани курятника. Якъ видиме большевики борются съ капиталомъ, а сами безъ капиталу ничого збудовати не можутъ. Наразѣ въ свѣтѣ капиталъ фундаментомъ всякой будовы на свѣтѣ. Если у Васъ гроши, капиталъ, каждый Вамъ повѣритъ, оцѣнитъ и дастъ кредитъ. Если у Васъ нѣтъ капиталу, хоцъ бы. Вы были найпобожнѣйшій, найчестнѣйшій, Вамъ нѣтъ ни вѣры въ свѣтѣ, ни цѣны ни кредиту. О Васъ никто не знае и Вами не интересуеся, ани Вамъ не поможе. Значитъ и намъ, яко народу, треба капиталу, жебы сме могли почати яку народну будову, жебы о насъ знали и жебы сме достали кредитъ у другихъ народовъ. Початками того нашого капиталу мае быти Желѣзный Фондъ.

Желѣзный Фондъ, то мае быти нашъ Народный капиталъ, ненарушимый капиталъ. Што значитъ ненарушимый? Значитъ, што съ того фонда не можна брати на ніяку цѣль, кромѣ доходу отъ него, значитъ процентъ, котрый мае ити на цѣль народну. Не представляеме собѣ такъ, штобы тотъ фондъ сидѣлъ въ банку. Желѣзный Фондъ можна инвестовати корыстно, але муситъ быти инвестованый беспечно, о сколько можна, въ народну будову, въ ”пропертим“.

Чѣмъ тотъ нашъ капиталъ буде большій, тѣмъ за проценты, доходы отъ него, буде зроблена больша народна робота. Процентами отъ того капиталу мы маме дойти до своихъ школъ, котрыхъ у насъ нѣтъ ни ту въ Америкѣ, ни въ старомъ краю.

Наши сусѣде дошли до своихъ державъ. Тоты ихъ державы, то ихъ Желѣзный Фондъ, котрый будуе для нихъ ихъ школы, прогрессъ, тоты державы опѣкуютъся своими народами. Мы видиме, што чехъ, або словакъ мае лѣпше въ Чехословакіи, якъ карпатороссъ, — поляки маютъ лѣпше бо свое польске право, свою польску школу въ Польшѣ и т. д.

А они дошли до своей державы черезъ народну организацію, черезъ жертвы на свои народны желѣзны фонды, котры имъ дали кредитъ у другихъ державъ и народовъ и признали ихъ ровными собѣ.

Сборъ Желѣзного Фонда почалъ у насъ, карпатороссовъ, Лемковскій Союзъ. Початки того сбора показали, што одны изъ насъ мало розумѣютъ, што то народне дѣло, народна будова, мало сознательны народно, а други, котры розумѣютъ, стратили вѣру въ свой народъ, не вѣрятъ тому, штобы нашъ народъ былъ способный до дачого, а свято переконаны, што мы загинеме въ польскомъ и чехословацкомъ морѣ. Еще есть и третьи, найгорши, бо здеморализованы, они противъ всякой народной будовы, народной организаціи. Они ради поживитися на темнотѣ, на трупѣ своего народа, то ”гіены“, котры лемъ стервомъ жіютъ. Тоты люде жіютъ изъ нашого народа. А што знаютъ, што просвѣщеный народъ скине изъ себе ”гіенъ“, то они стараются застановити всякій прогрессъ, недопустити до организаціи, застановити народну будову.

Майме надѣю на першихъ, значитъ несознательныхъ народно нашихъ братьевъ: Они просвѣтятся и порозумѣютъ. Майме надѣю на другихъ, невѣрующихъ. Они увидятъ и повѣрятъ. Але николи не надѣймеся на людей здеморализованыхъ, на гіенъ, котры лемъ трупиномъ жіютъ. Съ ними треба боротися и освободитися отъ нихъ, што мы можеме зробити, лемъ черезъ народну организацію, газету, книжку, просвѣщеніе. У насъ есть дотеперь высше $2.000 Желѣзного Фонда, котрый инвестованый: Въ Кливландъ, Акронъ и Детройтъ. То дуже слабый народный капиталъ на наше число ту въ Америкѣ, дуже слабый капиталъ, штобы мы, яко народъ, могли числити на кредитъ у другихъ. То лемъ доказательство, якъ мы слабы еще народно.

Якъ разъ сегодня, коли я тото пишу, стоитъ въ газетахъ, што жиды собрали лемъ за рокъ на свою народну цѣль $72.189.610. Высше 72 милліоны! За одинъ рокъ! Якже наши люде, гдекотры встрашилися, гдекотры осмѣяли проектъ одного милліона на Желѣзный Фондъ.

Жидовъ въ Америкѣ якихъ 4 милліоны. Рахуйме себе лемъ чвертъ милліона, значитъ 16-та часть, то на насъ, якъ бы мы были жиды, припало бы собрати высше 4 милліоны на рокъ. Але мы не жиды, мы руснаки съ Карпатъ, такъ дайме нато, мы повольнѣйши, темнѣйши отъ жидовъ. И коли мы были бы 2 разы темнѣйши, 10 разъ темнѣйши, то ищи нич, але изъ 72 милліоновъ жидовъ и изъ нашихъ 2 тысячъ выходитъ, што мы два тысячъ разъ несознательнѣйши, темнѣйши повольнѣйши отъ жидовъ.

Мы кричиме, же жиды недобры. То не жиды недобры, бо они о свое дбаютъ, они для себе добры, але мы для себе недобры, недбачи о себе.

Однако чоловѣкъ николи не долженъ тратити надежды и вѣры. Вѣра въ будуще и надежда на лѣпше будуще становитъ житя человѣка. Человѣкъ, котрый стратитъ тоту вѣру и надежду, муситъ ихъ отзыскати, иначе невартъ того житя.

Тота вѣра и надежда и у насъ мае быти, муситъ быти. И она ужъ есть у сотокъ и тысячокъ изъ насъ. Треба тѣмъ соткамъ и тысячкамъ будити десятки и сотки тысячъ нашого народа для народного житя, народной будовы, для сбора Желѣзного Фонда.


Ваньо Гунянка.

IronFundPict

Ваньо: Ставай, Янку, будовати ”Желѣзный Фондъ“.

Панъ превеле.: Сьпій, Яничку, сьпій! Ты ужъ дость збудовалъ!



КОНВЕНЦІЯ Л. СОЮЗА.

Съ початкомъ того нового года буде созвана конвенція Л. Союза, або народный съѣздъ, котрый буде постановляти о судьбѣ Желѣзного Фонда и о дальшой нашой народной организаціи. Нашъ народъ долженъ слѣдити за тѣми постановленіями въ газетѣ ”Лемко“, органѣ Л. Союза.


IronFundEnd

[BACK]