Мапа Лемковины

Предсѣдатель одного изъ нашихъ карпаторусскихъ ассекураційныхъ обществъ заявилъ, коли посмотрѣлъ на мапу Лемковины, т. е. западной части Карпатской Руси:

«Ажъ теперь я розумѣю, за што намъ треба боротися, чого намъ треба боронити». . .

И каждый, кто посмотритъ на нашу мапу, порозумѣе, чомъ намъ потребна лемковска организація и яка задача и цѣль той организаціи.

На мапѣ положена тота часть Русской Земли, тота часть Карпатской Руси, котра не признаеся сусѣдами за русску землю, а за польску и словацку, а нашими мадьяронами за мадьярску, а сѣверна за польску.

А тѣмъ часомъ то найчистѣйшій кусокъ Русской Земли и Русского Народа въ цѣлой Карпатской Руси. Тотъ кусокъ земли выдалъ найбольшій процентъ эмиграціи въ Америку. Эмигранцы изъ того куска земли основали тутъ въ Америкѣ всѣ наши русски общества и они ихъ держатъ.

На мапу положено кажде наше русске село отъ Сяна и Ужа по Татры и для того тота мапа то найлѣпшій документи, котрый неомыльно доказуе, што тота земля наша, русска.

Тота мапа, то плянъ нашой обороны и нашой будовы.

Коли посмотрѣти на тоту мапу, то сейчасъ видно, якъ исторія насъ скривдила, якъ она насъ огрызла, вынародовила, изъ одной стороны ополячила, а другой ословачила. И каждый подуматъ, же треба не лемъ боронитися, але тѣхъ, частью ословаченныхъ нашихъ братьевъ треба вернути назадъ рускому народу, бо они русское племя.

Готовы мы для той роботы?

Мы ищи для своей обороны не готовы, насъ еще сегодня словачатъ и полячатъ!

Вынародовлятся лемъ народъ о слабой культурѣ. Ту найлѣпше доказательство, што мы культурно дуже слабы. Намъ треба дружной народной роботы, треба учитися, организоватися для той обороны, бо не боронится лемъ мертвый, а мы ищи, слава Богу, живы, хоцъ насъ сусѣде ужъ за мертвыхъ маютъ. Перве оружіе, то мала нашого краю и нашого народа, то плянъ нашой обороны. И она уже есть, тота мапа и такъ точно выроблена, што не повстыдамеся.

Але чтобы тота мала сослужила свою службу, треба росширити, роспространити ю такъ ту въ Америкѣ, якъ и въ старомъ краю, треба, жебы лемки смотрѣли на ню и училися, треба, жебы она не лемъ на паперѣ, ци полотнѣ была, але и въ головѣ.



[BACK]