Карпаторусска Емиграция в Америкі

Наш народ из Карпатской Руси начал переселятися в Америку лем в 80-ых роках минувшого столітия. Емиграцию начали лемкы из Пряшевшины и галицкой Лемковины, направляючися головно в Соєдиненны Штаты, а за ними постепенно в переселенческий рух влилися и выходцы из другых частей Карпатской Руси.

Число карпаторусскых емигрантов в Соєд. Штатах зараз послі світовой войны обчисляли на 500,000 до 600,000 человік. Головна масса той емиграции пришла в Америку от 1890 до 1914. За тых 24 рокы в Америку переселилася майже половина всего населения Карпатской Руси. В десятилітие от 1880 до 1890 и в послівоєнный период карпаторусска емиграция в Америку не мала такого массового характера. А такых, котры емигровали в Америку перед 1880-ым роком, не было много.

В послівоєнный период в виду законных ограничений иммиграции в Соєд. Штатах больша часть карпаторусскых переселенцев направлялася в Канаду, где сегодня можна начислити свыше 10,000 карпатороссов, повоєнных иммигрантов.

Яке число карпаторусскых емигрантов в Соєд. Штатах сегодня? Єсли взяти под увагу нормальну смертность и послівоєнну реемиграцию в старый край, то сегодня число карпаторусскых емигрантов в Соєд. Штатах не може превышати 500,000. То сут головно люде в віку от 40 до 60 літ, за вынятком невеликого числа послівоєнных емигрантов.

В то чиско не включены, розумієся, рождены в Америкі діти карпаторусскых емигрантов. Коли мы говориме о карпаторусской емиграции, то они уж не емигранты, лем американцы. По друге, до сего часу они дуже мало интересуются организациями и культурным житьом своих отцов-иммигрантов. Но по происхождению, по роду они належат до карпаторусского народа. Числа того потомства карпаторусскых емигрантов в Соєд. Штатов никто не установил и не установит. Но єсли взяти под увагу число дітей пересічной фамилии нашых емигрантов, то можна сказати, што друге и третье поколінне нашой емиграции числит поверх 1,000,000 человік.

В странах Южной и Центральной Америкы карпаторусскых емигрантов не много. Перед войном незначительне число выіхало в Бразилию и Аргентину. По войні, коли емиграция в Соєд. Штаты была різко ограничена, больше нашых людей глядало хліба и счастя в Аргентині, Уругваю и другых южно-американекых республиках. Но условия роботы и житя тых емигрантов были дуже трудны, и емиграция в Южну Америку прекратилася. В Монтевидео, Уругвай, маленька колония нашых лемков основала даже свою лемковску культурно-просвітительну организацию, но в виду тяжкого економичного положения нашых емигрантов в той страні организация не може розвити больше активной роботы.


ПЕРВЫ КАРПАТОРУССКЫ КОЛОНИИ В СОЄД. ШТАТАХ.

Первых нашых емигрантов спроваджали в Америку агенты угольных компаний и пароходных компаний на роботу в майнах твердого угля в Пеннсильвании. До того часу в майнах робили переважно ирландцы. В 70-ых роках минувшого столітия они организовали тайны террористичны организации, штобы добитися лучшых условий труда. Властители майн, зо свойой стороны, приміняли также террор, штобы зломити страйкы и розбити тайны организации майнеров. Борьба носила чрезвычайно жестокий и кровавый характер. Тогды угольны компании оглянулися за новом робочом силом, за больше кроткыми и безобидными роботниками, и начали вербовати в свои майны емигрантов из славянскых народностей бывшой Австро-Венгрии и России: поляков, словаков, карпатороссов.

Стары робочы при майнах встрітили новых емигрантов дуже ворожо, бо виділи в них готовых страйколомов, чуждых всякой робочой организации, котры будут робити за мизерну плату и позбавят хліба старых майнеров. Нашы первы емигранты можут много оповісти о том, як нападали на них “айришы” и преслідовали на каждом кроку.

В новой краині, среди чужого непривітливого населения нашы первы емигранты почувствовали остро потребность организации. И они начали организовался и об’єдинятися так, як уміли. Сегодня мы критикуєме организацийну роботу старых емигрантов, што они давали вызыскувати себе всякым дурисвітам и не зробили великого прогресса в Новом Світі. Но критикуючи их, не треба николи забывати, с якым малым запасом знаний и культуры приходили в Америку тоты нашы первы емигранты.

В огромном большинстві они были совершенно неграмотными. В 70-ых и 80-ых роках минувшого столітия по нашых селах в Старом Краю майже не было регулярных народных школ. Єсли где и была школа, то звычайно лем така, што дьяк або даякий другий грамотный газда учил пару місяцев через зиму в приватной хаті тых дітей, котрых родиче старалися посылати на науку. Читальни и кооперативы начали закладати по нашых селах аж якых десять літ перед світовом войном. Так первы нашы емигранты приізжали в Америку не лем неграмотными, но и без найменьшого понятия о народных организациях. Они не знали, на што такы организации потребны, ни як их вести. В старом краю поза свою родинну хату они знали лем дві посторонны институции, а то церков и попа, с одной стороны, и корчму с жидом, с другой. Так им здавалося, што для житя человіка ничого больше и не потребно.

По приізді в Америку, як где собралося пару десят нашых емигрантов, то перша их мысель была о том, штобы мати свою церков и священника. Місточко Шенандоа, в Пеннсильвании, записане в истории нашой емиграции тым, што там была построєна перва карпаторусска церков в Америкі. В 1884 на просьбу группы нашых емигрантов в Шенандоа, львовский митрополит прислал в Америку первого гр. католицкого священника Волянского, котры й в 1886 побудувал там церков. Он іздил и по другых місцевостях, где жили нашы емигранты и организовал церковны комитеты для сбора грошей на будову церкви. За пару літ были построєны церкви в Кингстон, Фриленд, Шамокин, Олифант, Вилкес-Барре, Гейзелтон, Джерзи Сити, Миннеаполис.

Свящ. Волянский начал также издавати в Шенандоа першу карпаторусску газету “Америка”. При церквах он организовал запомоговы братства, котры в 1887 об’єдинил в перву русску запомогову организацию.

Для новых парафий треба было священников. Так зо Старого Краю начали наплывати священникы. С початку приходили головно из Угорской Руси, а так и галицкы. Меже галицкыми и угорскыми попами загорілася скоро отчаянна борьба за лучшы парафии. До того прилучилися ище и православны попы, и борьба розвернулася на три фронты.

Бідным неграмотным емигрантам, котры свого имени не могли подписати, попы начали морочити головы сварками над тым, котра віра правильна и спасительна. Серед народа, культурно занедбалого, правду мал, кто уміл лучше кричати и циганити, кто мог острійше другого выпрозывати и выпаскудити. На розумны, серьозны аргументы никто не звертал увагы. Попы начали возбуждати одну группу против другой, кидаючи в народ всякы прозывкы и найгоршы клеветы. Люде начали битися на вірах, на церквах, на епископах. А притом будували все больше церквей. Так продолжаєся серед старой емиграции до сегодня.


ЗАПОМОГОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ.

Перва запомогова организация, основана при помочы свящ. Волянского, роспалася послі його от’ізда до Старого Краю. Но угорскы попы в 1892 р. организуют, по приміру свящ Волянского, “Соєдинениє греко-католицкых русскых братств”. Но скоро в “Соєдинению” началася борьба между галицкыми и угорскыми попами, причом угорскы поділилися ище на “пряшевчан” и “мункачевян”. Часть кинула “Соєдинение” и основала в 1894 “Русский Народный Союз” (теперішный “Украинский Народный Союз” в Джерзи Сити). В 1895 православна миссия организує свою запомогову организацию “Православное Русское кафолическое общество Взаимопомощи”. Молоды попы из В. Галичины додали ище до церковной борьбы среди нашой емиграции свою украинску самостійницку пропаганду. Они захватили “Союз” в свои рукы. Тогди часть недовольных братств выступила из “Союза” и соєдинилася с братствами, котры в том самом часі выступили из “Соєдинения”. Так в 1900 р. возникло “Общество Русских Братств”. С початку здавалося, што тота нова запомогова организация отсунеся от церковной борьбы и стане на народной программі. В статут организации вложено пункт, што ниякий священник не може быти членом организации. Но без священника нашы стары емигранты не знали ище што робити и тому, хотя было заборонено священникам вступати в члены организации, но установлено уряд духовного управителя, котрый мог занимати лем священник. Братства О.Р.Б. организовалися так само при церквах и находилися по вплывом духовенства. Через братства духовенство получило вплыв и на цілу организацию. Так, не взираючи на упомянутый “революцийный” пункт в статуті, О.Р.Б. пошло том самом дорогом, што и другы запомоговы организации. Братства О. Р. Б. помагали будувати и украшати церкви, подобно як и братства другых организаций, а за даяку культурно-просвітительну народну роботу не думали.

Так продолжалося аж до світовой войны и Русской революции. Церкви росли, як грибы по дожди. С началом світовой войны, коли русскы войска заняли Галичину, усилился переход на православие. Для православных попов открылося широке поле. А же не было готовых священников, и тоже из России не можна было их достати, то начали “кропити” попов из простых емигрантов. Кто знал троха лучше читати, тот ишол в попы.


НАРОДНЫ ПОЛИТИЧНЫ ОРГАНИЗАЦИИ.

Среди нашой емиграции возникла в тых часах т. зв. Руска Народна Организация, потом Союз Освобождения Прикарпатской Руси. Скоро послі окончания Світовой войны в Америку прибыли старокрайовы “патриоты” — Бендасюк, Цьорох, Вергун, д-р Сохоцкий, д-р Марков и д-р Бескид. При их участи скликано Карпаторусский Конгресс, на котром, як видно из протоколов, присутствовали 254 делегаты. Два попередны конгрессы при меньшом числі делегатов отбылися в 1917 и 1918 роках. Третий К. Конгресс явился найвысшом точком патриотичного под’єма, який вызвала среди нашой емиграции Світова война и Русска революция. На массовом вічу в Карнеги Голл в часі ІІІ К. Конгресса собрано 4,097 дол. Всего Союз Освобождения Прикарпатской Руси собрал за два рокы 42,656 дол., из чого на делегатов на мирну конференцию в Парижі выдал 17,962 дол.

Послі Конгресса сбор фондов продолжался якийси час с “успіхом”, но скоро народ начал тратити довірие до старокрайовых “патриотов” и их роботы, и сбор фондов прекратился, а с тым прекратилася и “робота” всіх тых “комитетов”, “совітов” и “дум”, якы они повыберали на Конгрессі.

Причину того быстрого занепаду “народной” роботы, начатой Союзом О.П.Р. и продолжаемой потом К. Совітом, не трудно найти. Наш народ в Америкі, потрясеный событиями в Европі, ждал от старокрайовых діятелей новой программы народной роботы. Народ чувствовал, што стары организации, связаны с церквами и церковными партиями, не можут вести його вперед. Світ послі войны змінился сильно, и наша емиграция чувствовала, што єй треба глядати новой дорогы. Сами емигранты не знали, як взятися за тоту нову роботу, якой вымагали новы условия послівоєнного житя. Але зо Старого Краю приіхали знаны русскы патриоты, учены люди, то они напевно укажут тоту дорогу. Так думали народны массы в емиграции и тому с такым напряжением ждали приізда старокрайовых гостей.

Но старокрайовы діятели по приізді в Америку связалися с духовенством и начали продолжати “народну роботу” на старый лад. На Конгрессі они много часу потратили на обсуждение церковных споров, писали грамоты Московскому патриарху, глядали кандидатов на карпаторусского епископа.

Народ скоро то порозуміл и махнул руком. Коли выбухла война Польшы с Сов. Россиом, и Красна армия вступила в Галичину, то среди карпаторусской емиграции поднялася надежда на освобождение Карпатской Руси. Симпатии к Сов. России поднялися среди нашого народа. Один из старокрайовых діятелей, д-р Д. Вергун думал было выкорыстати тоты симпатии народа и начал хвалити на вічах большевиков и призывал организовати робочий союз. Но то было мимолетне настроение. Он скоро оставил Америку и уіхал в Европу.

Послі провала Карпаторусского Совіта и другых организаций, выбраных на III К. Конгрессі, наш народ в Америкі розочаровался окончательно в “львовскых патриотах” и вообще в лидерах из В. Галичины, котры не были связаны с массом карпаторусской емиграциив Америкі и не знали єй нужд и стремлений.

Головну массу карпаторусской емиграции в Америкі составляют лемкы. И тому послі провала старокрайовых діятелей, “львовскых патриотов”, среди лемков возникла идея, штобы организовати свою лемковску народну организацию. То привело с початку к организации Лемковского Комитета и к изданию газеты “Лемковщина”. Лемковский Ком., однако не мал ниякой народной программы, лем продолжал под лемковекым именем политику с попами и церквами, и тому скоро пришол в полный упадок. Но за пару літ свого существования он зробил то, што звернул увагу нашой емиграции на положение нашого народа в старом краю и выслал пару тысяч долларов на русскы бурсы на Лемковщині: в Горлицах, Нов. Санчі и Сяноку. При финансовой поддержкі Л. К. был переведеный судовый процесс за маєток Русской Бурсы в Горлицах, захваченый в часі войны польскым адвокатом, и был начатый процесс за отзыскание бурсы в Новом Санчі, так само захваченой поляками.

Правдиву народну организацию, с народном программом, наша карпаторусска емиграция в Америкі получила аж с моментом основания Лемко-Союза. В нынішном року мы празднуєме 10-ту годовщину основания первых отділов Л. С. На иншом місци той Памятной Книжкы подана коротка история Лемко-Союза и його культурно-просвітительной роботы. Тут хочеме сказати лем то, што Лемко-Союз указал лемкам в емиграции тоту дорогу, якой наш народ глядал послі Світовой войны. Л. С. и газета “Лемко” пробудили нашу карпаторусску емиграцию в Соєд. Штатах и научили єй цінити свою народну культуру и организовати свои силы.

В Л. С. об’єдинилася сама прогрессивна часть карпаторусской емиграции. Благодаря газеті “Лемко” и другой литературі Л. С., они освободилися от духовного рабства, в яком держало их духовенство. Многы из них аж при Л. С. научилися читати и писати. Сегодня они розуміют, за што должен боротися робочий в капиталистичном обществі, и кто його враг, а кто союзник и друг.

Минувшого року, коли Чехословакия нашлася под угрозом розділа, и Подкарпатской Руси грозила мадьярска оккупация, карпаторусска емиграция в Америкі звернула свои взоры в сторону Л. С., штобы он организовал акцию протеста против фашистского насильства над нашым народом в Старом Краю. В Соєд. Штатах и в Канаді отбылся ряд массовых віч, а 11 и 12 февраля с. г. состоялся в Нью Порку об’єдиненый Карпаторусский Народный Конгресс, на котром первый раз в истории нашой емиграции выходцы с обох сторон Карпат выступали дружно, як один народ и с одном народном программом.

На Конгрессі присутствовало 166 делегатов, представителей карпаторусскых организаций в Соєд. Штатах и в Канаді. Конгресс выбрал Карпаторусский Народный Комитет, штобы под його руководством продолжати акцию за об’єдинение карпаторусской емиграции для борьбы за освобождение Карпатской Руси от чужеземного рабства.


AmEmiMap
AmEmiEnd

[BACK]